«Лиса - это страшно.
Страшно - это лиса.
Лиса - это страшная сила...»

Иохим Лис – детектив с дипломом

12 апреля 2013 г.ЛисО Обсудить
Книги о лисах » Волшебные сказки
Иохим Лис – детектив с дипломом

Иохим Лис - детектив с дипломом. По мотивам детской сказочной повести Ингемара Фьёля (Швеция). 

Пересказал Олег Тихомиров.

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ 

Есть на белом свете городок Елсо. Лежит он в дремучих лесах, где больше всего елей и сосен. Теперь понимаете, почему его так назвали? Ел + со получится Елсо.

 Проживает в нём четыреста тридцать девять жителей. Ну, а сейчас давайте познакомимся с Иохимом-Лисом, потому что он-то и есть главный герой этой невероятной истории.

 Отец Иохима был сапожником.

 Когда у старого папаши Лиса стало худо с глазами и он не мог больше продёргивать дратву в ушко шила, все поняли, что Иохим унаследует отцовское ремесло. И в самом деле, к тому времени Иохим отлично изучил все ремесленные тонкости. Случалось, конечно, что иной клиент, заказавший пару ботинок, получал оба ботинка на левую ногу и ни одного — на правую. Но ведь это всё мелочи.

 По прошествии нескольких лет Иохим пришёл к выводу, что работа сапожника ему совсем не по душе. Сидел он за столом, заваленным обрезками кожи, и мечтал, что станет когда-нибудь сыщиком, или по-учёному, — детективом. И не просто детективом, а самым что ни на есть знаменитым.

 В конце концов в Елсо даже полицейского не было, чтобы следить за порядком на улицах. То есть был, конечно, полицейский, но какой!

 Много лет тому назад местный медведь Бур получил звание городского блюстителя порядка. И первое время, следует признать, нёс свою службу безупречно. Но в последние годы с ним что-то случилось, он всё хуже и хуже исполнял обязанности. Он обрюзг, обленился и круглый год спал. Просыпался он самое большее раз в месяц и, зевнув пару раз, переворачивался на другой бок.

 К счастью, все эти годы в Елсо царило спокойствие. Хотя раньше городок частенько подвергался опустошительным набегам наглого волка по кличке Клык-Потрошитель, прославившегося своим умением взламывать замки и не оставлять следов.

 Но с тех пор, как старикан Клык вышел на пенсию и построил себе глубоко в лесных дебрях этакую хибару, серая лапа разбойника больше не ступала на улицы Елсо. Ходили слухи, что Клык-Потрошитель на склоне лет коротает дни, играя сам с собой в подкидного дурачка.

 Как уже было сказано, ничего страшного в городе не происходило, но всё же иногда случались престранные истории.

 Скажем, ты приглашен на обед в четверг к семи часам вечера. Конечно, ты начинаешь к этому готовиться. Извлекаешь из шкафа чёрный костюм, надеваешь элегантнейшую рубашку. Воротничок ослепительной белизны туго накрахмален. Беззаботно напевая песенку, представляешь себе, что хозяева угостят тебя гороховым супом и блинчиками с мёдом.

 Булавка от галстука обычно лежит в шкатулке на комоде, но, когда ты поднимаешь крышку, вдруг оказывается, что шкатулка пуста, абсолютно пуста. Ищешь повсюду — в углу возле печки, под комодом, поз креслом. Но булавки нет как нет. Согласитесь, ничто вас так не может разозлить, как то, что кто-то стянул вашу булавку для галстука. Именно тогда, когда надо одеваться к званому обеду в четверг к семи вечера!

 И никогда не удавалось найти объяснения загадочным происшествиям. В один прекрасный день Иохим-Лис вдруг понял, что пора положить на полку сапожные инструменты. Настало время сменить профессию.

 За прошедшие годы Иохиму удалось скопить денег, и теперь он мог записаться на Заочные Курсы Частных Детективов. Это было известное учебное заведение, из стен которого вышло множество прославленных детективов. Иохим получил по почте курс лекций и тут же принялся за кропотливое изучение. Уже из первой лекции он уяснил, что уважающий себя частный детектив должен тщательно заботиться о своей внешности. Ему нельзя выглядеть неряхой или оборванцем, но он и не должен быть этаким щеголем, чтобы не бросаться в глаза.

 Иохим начал действовать. Он приобрёл узкие брюки со складкой острой, как бритва, завёл твёрдый крахмальный воротничок и широкую пелерину черного бархата. Затем купил клетчатый пиджак и в совсем мелкую клеточку — шляпу.

 Стоя перед зеркалом, он внимательно разглядывал себя и, наконец, пришёл к выводу, что выглядит теперь точь-в-точь как детектив, изображённый на первой странице лекций Заочного Курса Частных Детективов. Недоставало только монокля и трубки. Монокль лучше всего держать в правом глазу — очень важная деталь во внешности заправского детектива. Это Иохим также вычитал в лекциях. На крайний случай можно обойтись и обыкновенными очками. Что касается трубки, то она должна быть по возможности крупной и с изогнутым чубуком.

 Иохим купил и трубку, и монокль. Но заставить круглое стёклышко сидеть в глазнице бы то не так-то просто. Как ни грустно, пришлось заменить его очками; они крепко сидели у Иохима на длинном лисьем носу.

 Никогда прежде он не пробовал курить. После первой затяжки он закашлялся и ощутил во рту прескверный вкус.

 Но, раз уж в Заочном Курсе сказано, что следует курить трубку с изогнутым чубуком, то ничего не поделаешь.

 Затем Иохим узнал, что детективу нужно научиться бросать лассо. Это необходимая вещь. Ведь именно при помощи ловко наброшенного лассо лучше всего ловить жуликов и бандитов. Он подумал, что в качестве лассо он может приспособить обычную бельевую верёвку, и стал с нею ежедневно упражняться.

 Всю весну Иохим, не поднимая головы, сидел за лекциями. Курсы находились далеко, в столице, где жил король. Иохим посылал туда контрольные работы и, судя по всему, делал большие успехи, так как преподаватели, проверяя его домашние задания, возвращали их с такими отзывами: «Отличный вариант», «Великолепно!», «Задача понята правильно и остроумно решена».

 Сапожная мастерская тем временем преобразилась в деловую контору. В ней теперь стояло шведское бюро, корзина для бумаг и вообще всё то, что должно быть в солидной конторе.

 Но вот настал день, когда Иохим получил заказное письмо, и в нём говорилось, что он один из лучших учеников, окончивших Заочные Курсы Частных Детективов, и, в подтверждение этого был приложен диплом. Никогда в жизни Иохим не был так счастлив и горд, как в тот момент, когда он, стоя на табуретке, приколачивал диплом к стенке. В тот же день он написал объявление и вывесил его у входа в дом. На следующее утро жители Елсо могли прочитать:

 

ВСЕВОЗМОЖНЫЕ ТАЙНЫ

 будут раскрыты быстро и дёшево.

 Пользуйтесь услугами

 ИОХИМА-ЛИСА,

 дипломированного детектива!

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

Но прежде чем рассказать о приключениях Иохима-Лиса, нужно вас познакомить с Елсо и его обитателями. В Елсо всего две улицы — Большая и Малая. Зато узких и тёмных переулков великое множество.

 Домик Иохима-Лиса стоит на пригорке в конце Большой улицы. Он весь утопает в цветущих кустах. На окнах-горшочки с кактусами. А почему именно кактусы — об этом после.

 Около Иохима разместилось ещё несколько крохотных домиков. Почти в самом центре города расположена часовая мастерская Тима-Енота. Это жёлтенький домик с высокой мачтой-флагштоком на крыше. Тим не поднимает на мачте флаг, поскольку флага у него нет. Вместо этого он сам частенько взбирается на мачту. Оттуда открывается прекрасный вид на весь городок.

 На другом конце Большой улицы есть ателье. В нем сидит портной Игл-Ёж и шьёт одежду для жителей Елсо. Сам он, конечно, не справился бы со своей работой, но ему помогают семеро домочадцев. На Малой улице находится единственный в городе магазинчик. На вывеске над дверьми выведено яркой краской: «БОНИФАЦИЙ-БАРСУК. РАЗНЫЕ ТОВАРЫ».

Когда открываются двери магазина, звенит маленький колокольчик. Каждый переступивший порог ставит зонт возле бочки с селёдкой справа. Разумеется, если у него есть зонт. Галоши оставляет за дверью. Естественно, если он в галошах. А шляпу держит в руке. Тот, кто пришел в шляпе.

 За прилавком стоит сам хозяин лавки, Бонифаций-Барсук. С неотразимо-предупредительной улыбкой он спрашивает клиента, как тот себя чувствует, хорошо ли спал. Затем поинтересуется:

 — Так чем я могу быть полезен? Может, желаете сто граммов изюма?

 — Полкруга колбасы, — отвечает клиент, — пачку трехсантиметровых гвоздей и одну жёлтенькую луковку.

 — Прошу покорно, — говорит лавочник и снова улыбается.

 Затем Бонифаций-Барсук заворачивает все покупки в цветную бумагу. А клиент тем временем размышляет, не купить ли материала в горошек на платье или брошку с красивым голубым камнем, ведь у тётки нынче день рождения.

 Общеизвестно, что в этой лавке можно приобрести всё, что угодно. Брошки с голубыми камушками лавочник хранит в несгораемом шкафу в конторе. Но почти все остальные товары висят на крюках под потолком или лежат на полках вдоль стен.

 Иногда клиента приглашают наверх, где его принимает мадам Бибианна-Барсучиха. На столик, покрытый скатертью в красно-белую клетку, мадам Бибианна подает кофе и вафли. Супруга лавочника славится своими изумительными вафлями. Кофе тоже хорош. Вам нальют одну, другую чашку, и вы незаметно для себя съедите семь вафель.

 — Может, вам ещё чашечку? — спросит мадам Барсучиха. — А вафли? Что, вам так не понравились вафли?

 За столом сидят также двое маленьких барсучат. Их зовут Лина и Линус. Они то и дело роняют крошки на стол и ставят пятна на красно-белой клетчатой скатерти.

 На Малой улице расположено также и почтовое отделение. Там сидит старый голубь и моргает глазами из-под очков. Редко случается, что кому-то пришлют письмо в Елсо. Поэтому ворчливый голубь бурчит что-то сам себе.

 В домике с башенками находится городской кинотеатр. Три вечера в неделю здесь можно смотреть фильмы, в которых происходит множество опаснейших приключений.

 Самый частый посетитель кинотеатра Тим-Енот. Правда, он ходит сюда вовсе не из-за фильмов, а чтобы отдохнуть от беспрерывного тик-таканья в часовой мастерской. Тим-Енот, усевшись в одном из удобных кресел, тотчас же засыпает. Но если бы он и сидел с открытыми глазами, то все равно ничего не разобрал бы на экране, потому что от постоянного копания в часовых механизмах стал близоруким. Прогуливаясь по улице и встретив Юлиана-Оленя, он может сказать:

 — Добрый день, господин Барсук!

 До того близорук Тим-Енот. Но когда у него очки на носу, он видит хорошо. Да только Тим-Енот никогда не знает, куда он их подевал. Забывает в самых неподходящих местах.

 Ну вот мы и рассказали о некоторых жителях Елсо. Нельзя, однако, не упомянуть о кузене Иохима-Лиса — Амвросии. Живёт он на окраине города в полуразвалившейся лачуге. Кузен Амвросий не из числа тех, кто любит работать больше, чем это необходимо. Зато он обожает шататься по городу и по лесу, засунув руки в карманы и насвистывая ужасно грустный мотив.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 Это произошло в среду в доме Бонифация. Все семейство сидело за столом, на завтрак были поданы блинчики. Барсук расправил на коленках салфетку. Линус зевал. Лина посадила к себе на колени котёнка — маленькую кошечку по кличке Кэти.

 Окно, выходящее в сад, было открыто. Лёгкий ветерок играл занавесками. Вдруг из лесу донеслось кукование.

 — Интересно, это наша старая приятельница Клотильда-Кукушка? — сказал Бонифаций, намазывая кусок хлеба маслом. — Она зимовала в Африке!

 — Подумать только! — сказала мадам Барсучиха, ставя на стол ещё одну миску с блинчиками. — Подумать только, в самой Африке. И есть же такие, что могут себе позволить нечто подобное. Интересно, пригласит ли она нас к себе?

 — Это было бы очень приятно, — признался Бонифаций.

 Линус потянулся было за вареньем и тут увидел, что банка наполнена кислой клюквой.

 — Мама, а нельзя ли нам вместо клюквы малины?

 

— Да, мамочка, — добавила Лина.

 Бонифаций и сам не любил кислую клюкву, но для порядка строго сказал:

 — Ешьте то, что дают. Если бы вы знали, как было, когда мы росли. Нам давали к блинчикам...

 — Варенье из рябины! — закончила Лина. — Ты, папа, тысячу раз нам говорил. А блинчики были из молотой березовой коры.

 — Они в самом деле были неважные, — согласился Бонифаций. — И уж во всяком случае не такие пышные, как эти.

 — Я, конечно, могу предложить малинового варенья, — сказала мадам Барсучиха, — но нельзя же так его уплетать. У нас осталось всего десять банок.

 Она полезла в погреб, но вернулась без варенья. Вид у нее был крайне растерянный.

 — Нету! — выдохнула она.

 — Чего нету? — спросил Бонифаций. — Погреба?

 — Банок с малиной. Из десяти не осталось ни одной.

 — Но это же невозможно! — сказал Бонифаций.

 Все молча направились в погреб. Полка была пуста, за исключением двух маленьких банок. Одна была с клюквой, другая — с мёдом.

 — Странно. А двери были заперты? — спросил Бонифаций, глядя на мадам Барсучиху. — Я говорю о входных дверях.

 — Когда я вошла, они были заперты.

 Семейство стало обшаривать погреб. Несмотря на тщательный обыск, ни одной банки с вареньем найдено не было. И никаких следов взлома. Окно закрыто на задвижку, стекло не разбито. Линус разглядывал полку, на которой стояло варенье, и вдруг закричал:

 — А это что такое! Посмотрите!

 Все подбежали. Линус показывал на маленький знак на стене возле полки. Он напоминал крестик или скорее букву X, и был начерчен, видимо, углём.

 — Икс, — сказала мадам Барсучиха.

 — Икс, — буркнул Бонифаций.

 Потом все долго молчали. Стояла такая тишина, что слышно было, как в углу недовольно ворчал паук. Наверное, потерял нить или сам запутался в собственной паутине.

 — Надо все-таки кончить завтрак хоть и без малинового варенья, — прервала молчание мадам Барсучиха.

 Дети вздохнули. В глубокой задумчивости семейство поднималось по лестнице. Блинчики доели в безмолвии.

 Тем не менее пробило десять часов. Бонифаций должен был открывать лавку. Несколько покупателей уже ждали у входа.

 По мнению клиентов, Барсук был нынче просто сам не свой. Забыл даже спросить, чем он может быть полезен. Первый из клиентов сам был вынужден начать:

 — Могу я попросить полкило чернослива?

 И ещё больше все удивились, когда лавочник вместо чернослива завернул в бумагу моток пряжи. Следующий клиент пришел за свежей сельдью, а получил коробочку с карандашами.

 Обедало семейство Барсуков на террасе. Бонифаций посолил фруктовый суп и стал есть его вилкой. Потом сказал:

 — А не сходить ли в полицию, то есть к медведю Буру? — И сам себе ответил:

 — Нет, это совершенно бессмысленно!

 — И ведь в самом деле, некому следить за порядком в этом городе! — поддержала его мадам Барсучиха.

 — А я знаю, — промычал Линус с набитым ртом. — Пускай этим займётся Иохим-Лис.

 Бонифаций сменил вилку на ложку.

 — Иохим-Лис! Что ж, это мысль! — сказал он.

 — Попытка — не пытка, — согласилась мадам Барсучиха. — У него диплом есть, и вообще...

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 Иохим-Лис сидел за письменным столом, повторяя последнюю лекцию Заочного Курса Частных Детективов. Его особенно занимала глава о слежке. Вот что там было написано:

 «Незаметно следить за подозрительной личностью — это не лёгкое искусство. Самое важное для детектива — умение правильно переодеться. Необходимо убедить преследуемого, что вы являетесь кем-то совершенно иным, а не детективом.

 Что касается воров и бандитов, то они, как правило, очень осторожны, и это надо принимать во внимание.

 Не стоит, например, переодеваться трубочистом, собираясь следить за вором, крадущим муку в пекарне. Точно так же и пекарь, сидящий на печной трубе в своей белой одежде, может вызвать подозрение. Переодевайтесь так, чтобы не выделяться из общей массы».

 Тут Иохим прервал чтение и задумчиво покачал головой. Без сомнения, мудрые слова, надо их намотать себе на ус.

 Последние строки главы поучали:

 «Иногда детективу приходится вести слежку в совершенно необычных условиях, например в лесу. Но даже и эта задача не должна представлять сложности для опытного детектива. В лесу лучше всего переодеться так, чтобы выглядеть, как муравейник. В таком виде можно просто по пятам преследовать преступника. В этом случае необходимо только воздерживаться от чихания! Никоим образом не чихать! Ибо ничто не может так возбудить подозрительности преступников, как чихающий муравейник!»

 Иохим задумался. Вскоре и он сможет применить свои познания на деле. Пусть только жители Елсо прочтут его объявление и немного поразмыслят. Тогда от них просто отбоя не будет. Странно, что ещё никто не приходил.

 В этот момент раздался стук в дверь. Иохим мгновенно состроил мину, которая, по его мнению, более всего подходила дипломированному детективу.

 Он слегка опустил уголки губ и немного сдвинул брови. Быстро нацепил на нос очки, расстегнул верхнюю пуговицу клетчатого пиджака.

 — Входите, прошу вас! — пригласил он любезно.

 Порог переступил кузен Амвросий:

 — Ну, как дела? Как сажа бела?!

 — Мда, в общем, как-то так, — ответил Иохим.

 Не этого посетителя он ждал. И никогда прежде не случалось, чтобы кузен Амвросий стучал в дверь перед тем как войти.

 — Я хотел спросить, не сможешь ли ты мне помочь? — сказал Амвросий, располагаясь в кресле, предназначенном для будущих клиентов.

 — С удовольствием, — ответил Иохим, краснея. Он решил, что речь пойдет о детективной истории. — Что же произошло?

 — Ничего особенного, но я думал, может ты мне одолжишь немножко деньжат, до завтра.

 Улыбка на устах Иохима застыла.

 — Разве я уже не одалживал тебе денег, которых ты мне так и не вернул?

 — Видно, с памятью плохо стало, — вздохнул кузен Амвросий, — даже и вспомнить не могу, когда это было. Может, как детектив, ты что-нибудь порекомендуешь мне для укрепления памяти?

 — Вон! — Иохим уже не мог вытерпеть такой наглости.

 — Странный детектив! Вышвыривает клиентов, — процедил сквозь зубы Амвросий и выскользнул из комнаты.

 Иохим ещё долго бурчал себе под нос:

 — Неужели кузен будет вечно ко мне приставать? Разве он не может подыскать какую-нибудь приличную работу?

 Иохим стал упражняться в метании лассо. Он поставил на конторку табурет и бросал лассо из кухни. Вскоре он уже так навострился, что петля почти каждый раз попадала в цель.

 И тут кто-то снова постучался. Нет, это же немыслимо, чтобы кузен Амвросий вернулся опять!

 — Войдите, пожалуйста! — произнёс Иохим.

 В дверях появился лавочник Бонифаций, собственной персоной. Иохим любезно подвинул ему кресло. Не часто в дом приходят такие почтенные гости. Бонифаций тут же приступил к делу.

 — Малиновое варенье — чудная вещь, — сказал он. — Дети его тоже любят. Да и сам я всегда любил. Намного больше, чем клюкву. Не говоря уже о рябиновом повидле.

 — Несомненно, — ответил Иохим, пытаясь понять, отчего это лавочник Барсук выбрал такую удивительную тему для разговора. — Малиновое варенье по праву на первом месте. Ну, конечно, ежели нет под рукой варенья из крыжовника.

 — Ой! — воскликнул Бонифаций, — было видно, как он даже содрогнулся при одной мысли об этом янтарном варенье. Потом добавил: — Да вы только представьте, сударь мой, прямо со сковородки снятые оладушки, намазанные ароматнейшим вареньем.

 Произнеся слово «оладушки», Бонифаций вспомнил вдруг, зачем он явился, и начал, наконец, рассказывать о таинственном исчезновении банок с малиновым вареньем и о ещё более таинственном знаке ИКС.

 Иохим опустил уголки губ вниз и сдвинул брови. Он взял обёртку из-под сдобных сухариков и стал на ней делать короткие записи. В голосе его зазвучали металлические нотки.

 — Варенье... — говорил он, одновременно записывая это слово. — Малиновый конфитюр, точнее... Десять банок... Из погреба... Так, так. — Отбросив перо, он проницательно взглянул на гостя. — Посмотрим, что можно сделать. Я только соберу свой саквояж и через несколько минут буду у вас.

 Бонифаций поблагодарил и вышел. Иохим наспех пролистал несколько лекций своего курса, чтобы убедиться — нет ли там чего о краже малинового варенья? Ничего не нашёл. Была только речь о том, каким образом лучше всего изловить вора, похитившего брусничный джем. Но ведь это большая разница — брусничный джем или малиновый конфитюр!

 Иохим туго набил свой саквояж. Всунул туда лассо, пару позвякивающих наручников и несколько пустых кулёчков от сухариков, чтобы делать на них заметки. Громадное увеличительное стекло повесил на шею.

 

 ГЛАВА ПЯТАЯ

 — Разве не ужасно? — сказала мадам Барсучиха, когда Иохим поздоровался со всеми членами семьи. — Я имею в виду эти банки.

 — Похищения конфитюра, — ответил Иохим, — принадлежат к пренеприятнейшим среди прочих случаев похищений. — И он порылся в саквояже так, что забренчали наручники. — Что ж, приступим к следствию.

 — Это было вот здесь, — сказала мадам Барсучиха и направилась к лестнице.

 За ней шли Лина и Линус, а замыкал шествие Бонифаций.

 Иохиму показалось странным, что вор оставил две банки: с мёдом и с клюквой. Он сделал соответствующие заметки на обёртке из-под сухариков и спросил, были ли заперты входная дверь и окна. Он записал ответ и произнёс:

 — Хорошо, это всё, что мне пока необходимо знать. А теперь я хочу остаться здесь один.

 Мадам Бибианна-Барсучиха подтолкнула детей вперед, и все семейство вышло из погреба. Лина и Линус охотно остались бы и поглазели, как детектив ведет свое расследование.

 — Престранный случай, — сказал Иохим сам себе. И на кулёчке для заметок написал большими-пребольшими буквами: ТАЙНА МАЛИНОВОГО КОНФИТЮРА.

 Затем Лис протёр своё увеличительное стекло и осмотрел погреб. Он состоял из двух помещений. Из одного лестница вела прямо в квартиру. Двери другого выходили в сад. Эти двери были заперты на ключ, как уверял лавочник.

 Прежде всего Иохим обследовал полки. Однако, не обнаружив ничего подозрительного, он перешёл к обследованию стен. Его поразил знак в виде ИКСА. Этот знак был похож на крохотного паучка. Когда же он посмотрел на знак сквозь увеличительное стекло, тот стал похож на большого коварного паука.

 Потом пришла очередь обследовать пол. Иохим обнаружил кое-какие следы, но ни один из них не вызывал подозрения. Через сильную лупу легко можно отличить след преступника от следа ноги порядочного человека.

 Иохим понимал, что имеет дело с необыкновенно хитрым грабителем, который стёр за собой все следы. И к тому же он был, конечно, в перчатках, чтобы не оставить отпечатков пальцев. Но как же вор проник сюда?

 Детектив приступил к обследованию земли перед погребом. Потом несколько раз обошёл дом. Кругом было множество следов, среди которых найти след вора не представлялось уже никакой возможности. Вот если бы семейство Барсуков не выходило с утра из дому, тогда такой опытный детектив, как Иохим-Лис, смог бы прочитать по оставленным следам всё, как по книге. Теперь же картина была весьма туманной. Помимо всего этой ночью был действительно густой туман, по крайней мере возле лавки Бонифация, а это, как вы сами догадываетесь, чрезвычайно затрудняет дело.

 Иохим как раз намеревался войти в сад, когда мадам Барсучиха позвала его из окна. Она спросила, не хочет ли он после утомительного следствия выпить чашечку кофе?

 Мадам Барсучиха накрыла в гостиной. За столом собралась вся семья. Был также столичный гость, господин Россомаха, одетый в превосходно отутюженный костюм и рубашку с ослепительно белым воротничком. В безупречно завязанном галстуке столичного гостя сверкала золотая булавка.

 — Разрешите представить вас друг другу, — сказал Бонифаций, — господин Иохим-Лис, господин Ромуальд Россомаха!

 Иохим и Ромуальд подали друг другу руки, и Россомаха показал в улыбке неимоверное количество белых зубов.

 Иохим подумал, что Россомаха, когда улыбается, выглядит подобострастно. Пренеприятно подобострастно, раболепно даже! Он все ломал себе голову, что это такой вот подобострастный Россомаха делает в доме Барсуков. Выглядит он, впрочем, весьма элегантно. Столичный типчик, сразу видно!

 — Садитесь, пожалуйста, — сказала мадам Бибианна.

 Иохим положил два кусочка сахару в чашку и заметил, что Ромуальд-Россомаха взял, по крайней мере, восемь.

 Несколько минут длилось молчание. Раздавался только звук лёгкого прихлебывания, какой всегда слышен, когда втягиваешь первый глоток из тонкой чашечки. Линус и Лина вместо кофе пили жидкий шоколад со взбитыми сливками.

 Целая гора вафель громоздилась на тарелке.

 Рядом стояла тарелка с пирожными, по одному на каждого из присутствующих. Иохиму приглянулось пирожное с клубникой посередине. Было только одно такое пирожное и выглядело оно необыкновенно привлекательно!

 — Я только что услышал, что вы, господин Лис, являетесь детективом, — сказал Ромуальд-Россомаха с елейной улыбочкой. — Представляю, до чего интересная профессия!

 Иохим заметил, что Россомаха чуточку шепелявит и выговаривает букву «эс» с присвистом.

 — Ну что ж, — сказал Иохим, с хрустом уминая седьмую вафлю, — работа, бесспорно, увлекательная. Хотя в основном всё дело привычки.

 — Жуткая история с этим похищением конфитюра, — сказал Ромуальд-Россомаха. — Впрочем, я слышал, что вы, господин Лис, чрезвычайно талантливый детектив, и вообще...

 — Я думаю, вы несколько преувеличиваете, — скромно сказал Иохим.

 Лесть была ему приятна. И он теперь не считал, что у Ромуальда-Россомахи такая уж елейная усмешка. Быть может, он, по сути дела, просто пресимпатичный господин.

 — А вы уже напали на след? — полюбопытствовал Ромуальд.

 — Мне трудно определённо высказаться по этому поводу, прежде чем я обработаю мои наблюдения.

 Все прочие сидели тихо, прислушиваясь к разговору, Бонифаций казался несколько удручённым. Мадам Бибианна, судя по всему, тоже с тревогой думала о десяти банках исчезнувшего конфитюра. Быть может, она так никогда к не получит их назад.

 Тарелка с вафлями опустела, и теперь уже настала пора пробовать пирожные. Иохим протянул руку, чтобы взять одно из них.

 Но рука Ромуальда-Россомахи с быстротой молнии схватила именно это пирожное — с клубникой посередине. Иохим с ужасом и негодованием глядел, как Россомаха лопает пирожное, которое, собственно говоря, принадлежало ему, Иохиму. И Ромуальд-Россомаха показался детективу ещё более подобострастным и отвратительным, чем прежде.

 Мадам Барсучиха спросила, не желают ли они еще по чашечке, но Иохим поблагодарил и сказал, что должен идти домой, чтобы приняться за работу.

 Бонифаций проводил его до крыльца. Детектив воспользовался случаем, чтобы спросить, кто он такой, этот Ромуальд.

 — Весьма известная личность, — ответил лавочник, — он служит обер-контролёром в Королевском Управлении По Учёту Сосновых Иголок. Прибыл к нам в командировку и проведёт тут недели две-три. Снял у меня комнату на мансарде.

 — Ага, — сказал Иохим, — понятно.

 Королевское Управление По Учёту Сосновых Иголок было одним из важнейших учреждений в далёкой столице. Чиновники из КУПУСИ всегда славились ослепительно белыми крахмальными воротничками и безупречно завязанными галстуками. Иохим, впервые увидя Ромуальда-Россомаху, должен был мгновенно догадаться, что перед ним один из служащих КУПУСИ.

 Бонифаций сообщил, что Россомахе поручено пересчитать все иголки на деревьях в Елсо и окрестных лесах. Кроме того, он обязан следить за тем, чтобы никто не собирал иглы для домашних надобностей без официального разрешения.

 — Этот господин весьма изыскан и образован.

 — Гм, — пробормотал Иохим, и невольно ему вспомнилось то самое пирожное с клубникой посередине.

 

Понравилось? Поделись с друзьями!

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru livejournal.ru mister-wong.ru yandex.ru

  • Комментариев: 0

  • Вконтакте

  • Facebook:

    Оставьте комментарий (поддерживаются bb-коды)

    Комментарий будет опубликован после проверки. Если хотите общаться часто и много, лучше сначала зарегистрируйтесь

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)