«Хитрый взгляд, ему я рад.»

Как загнанный зверь

15 июня 2015 г.Одмин 4
Лисопедия » ЛисоНовости » Лисьи проблемы

Диким животным выдирают клыки и когти,
чтобы на тренировках не ранили охотничьих собак

На притравочные станции, деликатно называемые испытательно-тренировочными (ИТС), приезжают целыми семьями. Остаются ночевать, весело проводят время под гиканье мужиков в камуфляже и лай собак. Дети не увидят такого ни в одном зоопарке: дрожащих в предвкушении близкой крови лаек и терьеров науськивают на диких животных. Романтика охоты. Охоты убивать.

На карте Подмосковья - десятки притравочных станций. Собак натаскивают на лису, барсука, енота, зайца, белку, кабана, волка, лося, даже медведя, иногда в качестве подсадного зверя используют крыс и кошек - заводчикам важно, чтобы их питомец почувствовал запах крови. 15-минутное притравливание стоит около 300 руб. Отдельной строкой в перечне услуг - натравливание с летальным исходом.
Все происходит в загоне почти в естественных условиях. Но есть отличие: «подсадные» животные ни убежать, ни обороняться не могут - у многих из них удалены клыки и когти, дабы не поранили дорогостоящих собак. У некоторых перебиты-перекушены лапы, волкам меж зубов вставляют деревяшку - «сострунивают», чтобы они не могли кусаться, медведей сажают на трос с блоком, по которому они могут перемещаться по весьма ограниченной территории. Бывает, используют неспособных дать отпор детенышей - лисят или зайчат. Барсуков, енотов и лис пускают в специально построенную деревянную нору и натравливают на них собак, которые, нагнав, рвут их зубами.

Сборища сторонников притравки - почти закрытые сообщества, в объявлениях нередко подчеркивают: только для своих. Потому как, наверное, понимают: нормальные люди подобное изуверство не одобрят. В прошлые выходные на ИТС «Фрязево» я чуть не оказалась запертой в сарайчике с лисами и енотами, которых попыталась сфотографировать: выход блокировал сотрудник заведения. Собрав вокруг себя кучку охотников, он орал: «Опять «зеленые» понаехали!»
- А давайте скажем, что она украла что-нибудь, и дело с концом, - хмыкнул самый сообразительный.
Украсть хочется всех - потрепанные лисицы и еноты сидят в тесных, грязных клетках. Безжизненно свисающие лапы, покусанные хвосты, шерсть клочьями, жуткая вонь, затравленные глаза...
Отдельная боль - медведица Маша, десять лет обретающаяся в качестве живой приманки, именно «зеленые» обнаружили ее здесь и забили тревогу. Когда-то Маша служила в цирке, а теперь ютится в крохотном загончике, а в дни притравок бегает на цепи вдоль короткого троса, едва уворачивая тощие бока от зубов разъяренных собак. Бывший притравщик Петр Земченков уверял, что станция для косолапой «пенсионерки» почти что рай и вообще они делают благое дело, собирая раненых и брошенных животных под своей крышей, - иначе бы звери давно погибли. Такая своеобразная благотворительность.

Мишке Маше и вправду каким-то образом везет - она жива. Несколько лет назад на станции под Пермью затравили ее собрата, тянь-шаньского белокоготного медведя Мотю, - этот вид занесен в Красную книгу. Когда поднялся шум и зоозащитники подали в суд на охотников, Мотя странным образом исчез, а на станцию привезли бурого медведя, у которого был вырван нос и разодраны половые органы.
Об этом мне рассказала президент Центра защиты прав животных Ирина Новожилова:
- Организаторы этих побоищ воспользовались отсутствием законов и организовали процесс по самому чудовищному сценарию. Но даже при нашей скудной законодательной базе их можно привлечь к ответственности. В Уголовном кодексе есть статья 245, и, если доказать полученные животными увечья при помощи свидетелей, можно добиться возбуждения уголовного дела по конкретному факту. Вопрос в том, что деятельность притравок - эта системная жестокость, которая должна быть запрещена по закону. Именно такого федерального закона мы ждем от Госдумы, где сейчас рассматривается новый законопроект в защиту животных.

Страны Европы, следуя по пути поэтапного отказа от развлекательной охоты, практикуют компромиссный вариант бесконтактных притравок. При натаскивании норных собак в момент атаки опускается заслонка - шибер. Подсадное животное по-прежнему испытывает стресс, но хотя бы не страдает физически. Впрочем, некоторые граждане из стран Евросоюза - чаще всего из Германии и Польши, дабы обойти эти ограничения, приезжают на притравку в Россию. У нас можно все.
У охотников - своя логика. Говорят, что, покуда они будут ходить на дикого зверя, притравки никуда не денутся.
- Конечно, есть среди притравщиков психически неуравновешенные типы. Хватает таких и среди заводчиков собак. Им лень ехать на станцию, так они ловят во дворе кошек, заклеивают им когти скотчем и спускают собаку. Мы это не поощряем. Но когда она на охоте, у дикого животного имеется преимущество, - рассуждает председатель правления Московского общества охотников и рыболовов Вячеслав Кирьякулов. - Вы поймите: ни один нормальный человек не станет за деньги убивать животное, которое его кормит, - я говорю об организаторах притравки. Если хотят запретить охоту, тогда притравочные станции не нужны.

Для настоящей же охоты они необходимы. Если человек не дебил, зверь на притравке проживет дольше, чем в естественной среде. Можно сказать, и лучше: его там кормят. И за мишек не переживайте: собачьи укусы они просто не замечают.
Что на самом деле чувствуют мишки, я поинтересовалась у президента Российской ассоциации практикующих ветеринарных врачей Сергея Середы.
- Тем, кто говорит, что медведь не испытывает боли, я бы порекомендовал влезть в его шкуру и подставить бока под собачьи клыки, - разъяснил доктор. - Боль, стресс называть невинными забавами глупо. Как и рассуждать о том, что для животных благо оказаться на станции, потому что они там дольше живут. А статистика есть? Сторонники притравок приводят еще аргумент: за подсадными животными наблюдают ветеринары. И что? За человеком на электрическом стуле тоже наблюдает врач. Ветеринар в данном случае играет роль тюремного врача.

Закон о животных, на который так надеются зоозащитники, не принят. А значит, беспредел на притравочных станциях продолжится. На одних это происходит с большей жестокостью, на других менее кровожадно - не суть. В любом случае это дикость. Охотники кивают на традиции русской охоты, а еще на тех, кто живет добытыми в лесу трофеями. Но таких единицы, для большинства же прогулка в лесу с ружьем и собакой - драйв и приятное времяпрепровождение с кровавым исходом.
А станцию «Фрязево», говорят, собираются продавать. Вместе с енотами, лисами и медведицей Машей. Оставят ли новые владельцы их в живых или пустят на шашлык, никто не знает.

Автор: Надежда ПАНТЕЛЕЕВА
Источник: http://www.eg.ru/daily/animal/37426/

Понравилось? Поделись с друзьями!

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru livejournal.ru mister-wong.ru yandex.ru
Комментариев: 4
    
    • Комментариев: 4

    • Вконтакте

    • Facebook:

    • Просто жуть. Почему большинство людей - моральные уроды? sad Первая и предпоследняя. Хочется плакать... Жуть...

    •  Сергей Куриленко | 12 августа 2015 в 16:37:40

      Нужно писать петицию и собирать подписи в интернет на "Change.org"

      mail@change.org Привлечь внимание к этой проблеме! Надо защитить животных от такой мучительной жестокости со стороны психически не здоровых людей!!!

    • Нет существа страшнее и хуже человека, животные не заслуживают смерти, они невиновны, виновен только человек.

    • бедные лисички! Люди живодёры. Гнобители лисиц.

    Оставьте комментарий (поддерживаются bb-коды)

    Комментарий будет опубликован после проверки. Если хотите общаться часто и много, лучше сначала зарегистрируйтесь

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)