«Все лисы попадают в рай»

"Красный Лис". Наталия Ипатова

28 марта 2013 г.morsomona Обсудить
Книги о лисах » Повести и рассказы

"Сказки Зимнего Перекрестка"

Как прекрасны полукружья твоих

сомкнутых век…

  1. ПРОЛОГ
  2. ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР КРАСНОГО ЛИСА ИЛИ МИССИЯ КОРОЛЕВЫ МАБ
  3. ПОСОЛЬСТВО В ЗАМКЕ ГИЛИАН
  4. МАБ ОТКРЫВАЕТ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ
  5. МАШИНА ОТКЛЮЧЕНА
  6. МЕСТЬ НЕДООЦЕНЕННОЙ ЖЕНЫ
  7. МАЛЕНЬКАЯ МОДЕЛЬ СТРАШНОГО СУДА
  8. НАПЕРЕГОНКИ СО СМЕРТЬЮ
  9. НЕДОЛГИЙ ОТДЫХ НА КАМЫШОВОМ ОЗЕРЕ
  10. ЭПИЛОГ

ПРОЛОГ

Два мальчика сидели на полу. В глиняной плошке меж ними воском безмолвно плакала свеча. Из темного угла пучился огромный мяч, расписанный под глобус — блик трепетал на его глянцевом боку. Стены комнаты утопали во мраке, и она казалась больше, чем была на деле. Волосы детей блестели, как полированное золото. Старший машинально катал по ковру цвета опавшей листвы янтарные шарики. Откуда-то из глубины, из-под пола, доносилось скорее даже не слышимое, а ощутимое гудение.

— Гудит, — сказал младший, чтобы что-то сказать.

— Красный Лис сказал, пока гудит, мы можем не бояться темноты.

— Я никогда не боялся темноты!

— Это потому, что гудит всегда, — рассудительно заметил старший. Красный Лис защищает нас от темноты и страха.

Дети замолчали. Они уже привыкли к чувству неясной тревоги, окружающему их постоянно в этом мрачноватом замке, но сегодня ночью оно было особенно острым. «Гудит», — убеждали они себя.

— Видел ли ты что-нибудь в ониксовом шаре, Корсак? — спросил младший спустя некоторое время.

Корсак покачал головой.

— Мама отобрала его и выбросила, — ответил он нехотя. — Она сказала, что Лис не должен дарить нам такие опасные игрушки. Она сказала, что такие шарики используются для колдовства. Ирби, давай не будем ей показывать, если Красный Лис еще что-нибудь такое нам подарит.

— Не будем, — согласился с непререкаемым авторитетом Корсака маленький Ирбис. — Но, Корсак… Разве подарки Лиса опасны? Он ведь сам сделал ту машину, которая не пускает в замок колдовство.

Корсак заколебался. За плотно закрытым окном постукивали ставни. Может, это леший просился в дом, но их здоровый эгоизм, равно как и забавные наставления Красного Лиса, подсказывали им, что лешему в лесу лучше, чем в натопленной спальне, а им, в спальне, лучше вдвоем и без лешего.

— Ирби, — произнес, наконец, Корсак после долгого и мрачного раздумья, ты еще, наверное, маленький, но я тебе скажу… Мне больше некому сказать. Мне кажется, мама не любит Красного Лиса.

Повисла пауза. Шестилетний Ирбис сник под тяжестью обвинения, выдвинутого его семилетним братом.

— Нет, — неуверенно отозвался он. — Разве можно не любить Красного Лиса?

— Она не любит его, это точно, — мрачно продолжал упрямый Корсак. Она никогда не смеется, когда он шутит, и никогда с ним не соглашается, даже когда сама видит, что он прав… и запрещает нам играть с его подарками. Она бы и нам запретила с ним играть, если бы могла!

— Но Красный Лис любит маму!

— Она не хочет, чтобы он любил ее. Она сердится на него. Она говорит, что он тайком занимается колдовством, и что это очень дурно.

Ирби неприятно было говорить о том, что мама не любит Красного Лиса, и он ухватился за произнесенное братом слово:

— А, колдовство! Я пытался увидеть что-нибудь в янтарном шарике, но у меня ничего не вышло. Наверное, обязательно нужен ониксовый? А третьего дня я спросил у Лиса, как можно превратиться в лисицу, а он засмеялся и сказал, что не скажет. Сказал, что превратиться туда — легко, а обратно трудно, и чем больше я буду лисицей, тем меньше — мальчиком. И еще он сказал, что я могу совсем разучиться становиться обратно мальчиком, и однажды крестьяне поймают меня в курятнике, и ему будет от этого больно.

Корсак слушал со снисходительной и печальной улыбкой — он сам просил Лиса о том же, ему и самому хотелось рыжим огоньком нестись в степи, в высокой траве, или красться ночью, бесшумно, на мягких полусогнутых лапах — и он получил тот же ответ: полушутливое, но оттого не менее твердое «нет».

— Я думаю, Лис не колдует, — сказал он. — Ведь машина не разрешает колдовать. Она разрушает все заклинания. Я думаю, Лис просто рассказывает нам сказки.

— Нет! — закричал Ирбис с болью. — Ты разве забыл, что он показывал нам там, в башне?! Как он зажигал свет, и как показывал нам другие города в палантире?! И… Мама говорит, что без магии он не сделал бы эту машину!

Но в Корсаке жажда познания уже пробудила естественный скептицизм исследователя.

— Это все научно объяснимо, — объявил он. — Я только пока не знаю, как…

Он замолчал, увидев в глазах брата слезы возмущения. Еще бы, его заставляли разувериться в чуде! Корсак сделал над собой усилие и замолчал, потому что когда уходил Красный Лис, у него не оставалось никого, кроме Ирби, и он научился жертвовать своим высокомерием. Он позволял Ирби верить в чудеса, раз уж тому так хотелось.

Глава I

ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР КРАСНОГО ЛИСА ИЛИ МИССИЯ КОРОЛЕВЫ МАБ

Башня возвышалась над замком Гилиан, ее золоченый шпиль пронзал ночное небо. Ветер в стихийной злобе гудел и выл вокруг нее, но ничего не мог поделать с ее прямотой. Слабо светились янтарным светом восемь окон в круглых стенах ее верхней комнаты — верный признак бессонницы герцога Гилиана.

Тревожной и душной выдалась ночь, и тот, кто привык к жизни на нейтральной земле, почти на опушке Арденнского Леса, вдали от агрессивно-пугливой христианской общины, кто ежедневно рисковал быть втянутым в бесконечную ползучую войну меж прозаической реальностью и порою сладким, порою жестоким мороком чародейного леса, тот обладал особым чутьем на тревогу.

Герцог Гилиан сидел в деревянном кресле, с закрытыми глазами, тщетно пытаясь уловить, откуда нынче тянется к нему невидимая липкая лапа. Что-то здесь было… Он чувствовал присутствие посторонней силы. Это была не атака, а лишь разведка, осторожное прощупывание его готовности. Как будто кто-то рассматривал его, стоя за его спиной. Герцог Гилиан не оборачивался. Смешно было бы пытаться увидеть простым человеческим зрением столь сильного противника, как Оберон, владыка всей нечисти Арденнского Леса.

Герцог Гилиан со вздохом открыл глаза — ничего не смог он увидеть внутренним зрением, ничего… кроме того, что уверился — Оберон вновь заинтересовался им. До сих пор Гилиану удавалось отстоять свою независимость. Он был христианином — скорее по привычке, нежели из истинной веры, и оттого, что у архиепископа не хватало улик для его отлучения. Втихомолку болтали, будто он поколдовывает. Только чародей, шептались за его спиной, способен так долго держать замок Гилиан свободным от Обероновой нечисти. Если только не предался он Оберону, добавляли другие. Нет, Оберону он не предался, и у Гилиана были веские основания считать, что слухи эти раздражают всесильного Владыку Арденнского Леса, поскольку ставят на одну доску его и смертного хозяина Гилиана, несмотря на все растущую мощь первого — неподчиняющегося, независимого, способного противостоять. Не раз наезжали епископы, убеждали герцога забрать жену и детей и уехать подальше от Арденн, в город, под защиту святой церкви. Он отговаривался фамильной гордостью, хотя его жена, леди Роанон, так и рвалась прочь. На деле же святая церковь была ему ничуть не более симпатична, чем Оберон со всей его нечистью. Его насмешливый ум охотно находил сходство меж порождениями тьмы и ревностными служителями божьими, а вторые внушали ему куда меньше интереса. И те и другие жаждали его подчинения, он же не подчинялся никому. Он был полон сил и задора. Ему нравилось хитрить и избегать силков. Он ни разу не оскорбил святую церковь, но там уже давненько косо на него поглядывали. Отлучение висело над его головой на тоненьком волоске.

Он взъерошил волосы. Подстриженные над бровями, они лежали на его голове как шлем из полированного золота, лучась на темном шелке сорочки. Его сыновья унаследовали этот дивный цвет волос. В распахнутом вороте сорочки поблескивали мелкие кольца серебряной кольчуги.

Герцог обвел глазами комнату. Вкруговую на стенах стояли книги — большую часть он прочел. В центре, подчеркивая круглую форму помещения, стояла низкая, круглая же тахта — он часто ночевал здесь. На секунду глаза его задержались на небольшой акварели в узком простенке — с картины ехидно щурился ярко-рыжий лис. Герцог усмехнулся и подмигнул зверю. «Я бегу, бегу в высокой траве, поспейте-ка за моим хвостом», — тихонько пропел он, а потом перевел взгляд на стол. Там стояло нечто такое, что мигом привело бы его не только к анафеме, но и прямиком на костер, увидь это ненароком хоть один из заезжих епископов. О нет, там не было жабьих потрохов и заспиртованных младенцев! Там всего лишь стоял на подставке из темного дерева какой-то круглый предмет, покрытый черным платком с узором из золотых нитей.

— Может, мы поглядим друг другу в глаза, Оберон? — вполголоса спросил герцог и снял платок. На полированной подставке, сделанной в виде человеческих рук, лежал шар из темного хрусталя. Он казался непрозрачным, но по мере того, как герцог вглядывался в него, внутри разгоралась крошечная искра. Она становилась все больше и ярче, и вдруг брызнула магниевой вспышкой. Герцог Гилиан зажмурился, но и сквозь веки ему видно было постепенно меркнущее зеленоватое сияние. «Жалкий дилетант вздумал играть с чародеями», — выругал он себя и открыл глаза.

Нет, Оберон ему не показался. Он увидел выплывший из глубины шара темный зал с множеством колонн причудливой формы. Середина зала была пуста… Или казалась таковой. А по стенам, в кромешной тьме кишело, визжало, прыгало и ползало множество всевозможных лешаков, русалок, нетопырей, вервольфов, безголовых лошадей, полусгнивших мертвецов, младенцев, умерших некрещеными… Болотные огоньки перелетали с места на место, и их тусклого мертвенного света едва хватало, чтобы на миг из темноты выступили чьи-то воздетые кости, покрытые клочьями истлевшей плоти, или чей-то разинутый рот.

Гилиан фыркнул и отодвинулся. Даже если бы он захотел, он не смог бы серьезно отнестись к этому параду нечисти.

— Показал бы ты мне лучше что-нибудь, приятное взгляду, — велел он своему палантиру. — Не детишек пугаешь.

В глубине шара пошли странные серые волны, словно кто-то разворачивал перед его взором рулон серебристого шелка. Герцог, скептически скрестив руки на груди, откинулся в кресле, но то, что выплыло из глубины шара, как будто рывком поводка бросило его к палантиру. Там возникло лицо.

Это была женская голова. Она медленно поворачивалась, давая ему возможность изумляться ее царственной красоте, и не сводила с него глаз, полных лукавого огня. Изгиб тонкой черной брови как будто повторял очертание века, тонкие ноздри небольшого прямого носа вздрагивали от возбуждения. В уложенных короной волосах цвета воронова крыла лунным лучом сверкала маленькая диадема. Она улыбалась, зная, что рот ее полон жемчуга, и что ямки на щеках восхитительны. Из прически выглядывало крошечное ушко с каплей серьги того же лунного цвета. Красуясь, она поворачивала голову на высокой сильной шее. Без сомнения, не палантир показал ее, но сама она позволила ему продемонстрировать себя во всем блеске.

— Маб! — выдохнул герцог.

Она засмеялась беззвучно, но неудержимо, чуть запрокинув голову, и он как будто услышал этот заманивающий, чувственный смех. Смех брызгал из ее глаз, как будто вся кожа ее лучилась смехом, дразнящим, обещающим и чуть-чуть издевательским. А потом, зная, что услышать он не сможет, она с преувеличенной артикуляцией произнесла губами: «Красный Лис!» И снова захохотала.

Потом видение погасло. Аларих Гилиан, по прозвищу Красный Лис, почувствовал, что за ним больше не следят, но ошарашен он оттого был не меньше. Ведьма, чертовка, величайшая искусительница со времен создания тверди, Маб, Королева фей и царственная супруга Оберона! Она бросила ему вызов, и он знал, что вызов примет. Трудный, восхитительный противник! По правде сказать, в последнее время он устал от безделья. Маб по его душу! Он был восхищен и встревожен. Восемь лет назад, ночью, в лесу, при похищении леди Роанон, он уже встречался с ней.

Встреча была мимолетной, да и Маб тогда выглядела не так. Узнав, по какому делу отчаянный юнец ночью тревожит покой ее подданных, она со смехом пожелала ему удачи. Сглазила, проклятая ведьма! В ту же ночь брак их полетел к чертям. Маб! Она, как рыцарь, открыто вызвала его на поединок, предупредила, с чем он столкнется в будущем. Это понравилось ему. Это было не в духе Оберона, но вполне в духе его царственной, ветреной, коварной, обольстительной Маб.

Немного раньше, совсем в другом месте, в чугунном кресле с подушками из черного мха, в светской позе сидела та, кого Красный Лис вскоре увидел в своем палантире. Белое с серебром платье волнами шелка спадало на ее туфли, и мелкая оберонова нечисть суетилась вокруг, расправляя и укладывая ее шлейф, пододвигая ей под ноги чугунную скамеечку и сдувая с белого шелка невидимые пылинки.

Подземный чертог был погружен во тьму. Казалось, светилось только белое платье Королевы Маб. Потом прилетел рой блуждающих огоньков, покружился над креслом напротив и завис. Маб моргнула, и кресло тут же оказалось занятым.

— Здравствуй, мой господин, — в легком поклоне Маб опустила увенчанную голову. Дух, сидевший напротив, был бестелесен. С неестественно белого его лица смотрели темные глаза, чело венчала корона, сплетенная из покрытого инеем терна, а угловатые плечи кутались в мантию цвета тумана, что стелется в рассветные часы над сырыми грудами хвороста в волглых ложбинах.

— Как приятно смотреть на тебя и видеть тебя, Маб, — ответил он очень красивым, низким голосом. — Ты сменила тело с тех пор, как я видел тебя в последний раз?!

— Я женщина, — улыбнулась его супруга, — тело стареет, а мне хочется быть молодой.

— И кто тебя за это осудит? Ты так прекрасна, что хочется молчать и смотреть. Сколько лет этому телу? Двадцать пять?

— Двадцать восемь, мой дорогой. Это зрелый плод. А почему бы и нет? Осмелюсь, однако, предположить, ты вызвал меня не для того, чтобы любоваться моим телом?

«О, ты прекрасна!» — вздохнул за ее спиной хор блуждающих огоньков. Маб раздраженно отмахнулась. Оберон сделал жест рукой, и огоньки улетели. Владыка Арденнского Леса вновь спрятал длиннопалую, нечеловечески худую кисть в складки мантии.

— Я не зря отозвал тебя с зеленых лугов, столь любимых тобою. У меня есть для тебя работа. Пора его, наконец, поймать.

— Кто интересует тебя?

— Красный Лис.

Глаза Маб заискрились.

— Мой озорной знакомец из ночного леса? Кажется, это было вчера!

— Ты его знаешь? Ты никогда не говорила…

— Мы повстречались с ним позднее, чем расстались с тобой, мой милый. Этот шальной мальчишка так гнал коня, будто его преследовали все твои вурдалаки, а поперек седла у него лежала девица. Он распугал моих эльфов, и я вынуждена была дать ему нагоняй. Впрочем, расстались мы друзьями.

Маб лучезарно улыбнулась воспоминаниям.

— Все мои вурдалаки нипочем Красному Лису, — с сухим смешком сказал Оберон. — Как говорят смертные, за такого союзника я отдал бы душу, если бы она у меня была. Маб, приведи мне его.

— А что я получу за это?

— Удовольствие… от хорошо сделанной работы. И уверения в моей вечной любви.

— Блестяще! — Маб всплеснула руками. — Он бросает меня на неприступную крепость, сам взять которую не в состоянии, а расплачиваться собирается уверениями!

Сухой смех Оберона прервал ее возмущение.

— Гилиан не так уж неприступен… для тебя, Маб. Более того, для тебя он легкая добыча. Его не любит жена.

— Ах, старый сплетник! — заинтересованно воскликнула Королева фей. — Но почему? У них отличные лисята!

— История семейных неурядиц Красного Лиса забавна и поучительна. Восемь лет назад юный Аларих Гилиан, уже тогда известный как Красный Лис, влюбился насмерть в леди Роанон из рода Септимиев и просил ее руки, в чем ему было с негодованием отказано ее гордым отцом. Понятно, тогда Красный Лис был еще никем. Отказ обескуражил его лишь на короткое время. Гилиан похитил девицу из ее собственного дома, свидетельницей чего ты и была. Он ни разу не обидел ее, и обвенчался с ней на следующий же день.

Маб мечтательно вздохнула.

— Поскольку леди Роанон была скомпроментирована, старый Септимий плюнул и задним числом благословил этот брак. Не пожелала ли ты, часом, удачи Красному Лису? Она ненавидит его все восемь лет.

— Бедняга, — сказала Маб. — Единственное, в чем я могу его упрекнуть, так это в том, что он выбрал для себя столь недостойный объект. Ты в самом деле хочешь, чтобы я привела его тебе?

— Иначе зачем бы мне прерывать твои забавы?

— А средства? Ты даешь санкцию на супружескую измену? Как ты к этому отнесешься?

Оберон, улыбаясь, покачал головой.

— Как не к первой и не последней. Разве раньше ты запрашивала санкции? Куда ты денешься, Маб?

— Ха! — возмущенно сказала Королева фей.

— Ему тридцать лет. Он живет в уединенном замке, вдали от города и церкви, со стервой женой и двумя детишками. Насколько мне известно, за восемь лет у него не было ни одного сколько-нибудь серьезного романа. Маб, он тебе на один зуб.

— Покажи мне его, — попросила Маб.

— Охотно, — сказал Оберон, и хлопнул в ладони. Оборванный леший с поклоном поставил на столик палантир. Маб, играя ямочками щек, постучала в хрусталь ногтем.

— Лис! — позвала она. — Лис, посмотри-ка сюда! — голос ее дрожал от сдерживаемого смеха.

В темном хрустале показалась комната, слабо освещенная свечами. За столом молодой человек с волосами цвета солнца, хмурясь, глядел в такой же палантир.

— Это он! Это точно он! Он не видит меня?

— Пока еще нет.

Маб помолчала, разглядывая свою жертву.

— Он изменился за восемь лет, — сказала она дрогнувшим голосом. — Как много значат для смертного какие-то восемь лет… Я не помню, чтобы он был так красив. У него прекрасное тело, и черное изумительно ему идет. О духи земли и неба, какой любовник пропадает!

— Я буду рад, если это маленькое приключение доставит тебе удовольствие, Маб, — сказал Оберон. — Ты в самом деле хочешь, чтобы он увидел тебя?

— Почему нет?

— Ты предупредишь его, он будет начеку.

— Что за печаль! Я бросаю перчатку, он должен ее поднять. Довольно! Пусть он увидит меня!

Оберон кивнул, и Красный Лис в палантире резко вскинул голову. Маб поймала его взгляд и, не отпуская, повела головой, позволяя рассмотреть себя, приказывая любоваться собой. Выражение изумления и растерянности на его лице рассмешило ее, а она была не из тех, кто может долго удерживать в себе смех. Она смеялась ему в лицо смехом победительницы, а потом, дразня, отчетливо сказала: «Красный Лис, Красный Лис, кис-кис!» И Оберон сделал знак унести палантир.

— Он поколдовывает, — заметил он деловым тоном.

— Вот как?

— Балуется.

— Ну, порчу навести любой дурак сумеет.

— Он не дурак. Должен тебя предупредить, в замке Гилиан работает машина, разрушающая любое колдовство. Я не знаю, как он ее сделал. Замок как будто под колпаком. Потому и держится. Но странно не это. Странно то, что машина пропускает колдовство самого Лиса. Маб, в замке ты не сможешь колдовать.

— Я использую другие чары.

— Я буду тебе крайне признателен, если ты отключишь эту проклятую машину.

— А может, он и не колдует вовсе, а?

— А палантир? Ты знаешь способ управляться с ним без магии? Наш приятель ох не лыком шит.

— Неважно, — Маб улыбнулась, но Оберон отметил ее отсутствующий вид. У меня будет муфта из его шкуры.

— Маб, — позвал Оберон.

— Что?

— Не забудь… Ты обещала его мне… Когда наиграешься. Живого или мертвого.

— Лучше живого, — добродушно сказала Маб.

— Да, лучше живого, — кивнул Оберон. — Но лучше мертвого, чем никакого.

Глава II

ПОСОЛЬСТВО В ЗАМКЕ ГИЛИАН

Ночью пришел большеногий тролль и прибил к воротам замка Гилиан грамоту с предложением принять посольство Королевы Маб «по территориальным вопросам». Не принять это посольство герцог не мог: отказ означал бы, во-первых, его пренебрежение к столь священному предмету, как граница, а во-вторых — безнадежную потерю лица в глазах Маб. В «территориальные вопросы» он не поверил ни на мгновение, было совершенно очевидно, что Маб едет в его замок как шпионка и диверсантка. Впрочем, в замке ему не приходилось опасаться ее колдовских штучек: когда ворота захлопнутся за ней, она перестанет быть ведьмой. Она останется всего лишь очаровательным созданием из плоти и крови. Гилиан хмыкнул, вспоминая ночное видение. Нет, конечно, никакие «территориальные вопросы» не могли быть причиной этого вызывающего визита, за ним крылось нечто большее, чем тривиальный раздел владений. Любимой фразой Красного Лиса, которую он часто повторял своим детям, было изречение: «Удачу Лиса определяет разумное сочетание отваги и осторожности». Присутствие Маб в его замке предрекало позиционную войну. Что ж, он еще ночью решил принять вызов.

За завтраком он сказал детям:

— Завтра к нам в гости приедет настоящая волшебница. Если вы понравитесь ей, она может показать вам кое-какие фокусы.

Зрелище разинутых ртов доставило ему искреннее удовольствие.

— Сэр, — сказал осторожный Корсак, избегая при матери именовать отца Красным Лисом, — а если мы ей не понравимся?

— Тогда она превратит вас в блох. Но вы ей понравитесь, она любит детей.

После этого он обернулся к жене.

— Я не желаю, чтобы эта коронованная шлюха переступала порог моего дома, заявила леди Роанон.

— Мы поговорим о твоих желаниях позже… и не при детях, — оборвал ее Гилиан.

Завтрак продолжился в молчании. От леди Роанон исходило недовольство, Корсак и Ирбис ерзали на стульях и перешептывались. Герцог сидел в задумчивости.

Когда же завтрак был окончен, и дети убежали, герцог вновь обратился к жене:

— Ну вот, теперь поговорим. Не принять посольство я не могу , это будет грубостью… и трусостью. И может привести к осложнениям в отношениях с Обероном. Так что, хочешь ты того, или нет, Маб приедет сюда и пробудет здесь столько, сколько захочет.

— О, в этой жизни все происходит вне зависимости от моих желаний, вспыхнула леди Роанон. — Пока она будет находиться в замке, я не выйду из своей комнаты! И не разрешу это детям!

— Выйдешь! — резко ответил Красный Лис. — Выйдешь, и будешь с ней сама любезность. Ты будешь изображать радушную хозяйку, любящую жену и прекрасную мать, даже если после ее отъезда год не выйдешь из своей спальни. Мне все равно, как ты себя ведешь, но если ты вызовешь недовольство Маб…

— И что ты мне сделаешь?

— Я? Она может превратить тебя в жабу быстрее, чем ты съешь яйцо всмятку.

Леди Роанон отшатнулась.

— Я не желаю водить компанию с этой нечистью! Я не хочу жить в этом проклятом месте! Я все время боюсь! Я все время подчиняюсь твоим прихотям…

Гилиан грубо встряхнул ее за плечи.

— Прекрати истерику и займись делом. Завтра она приедет…

— Она наверняка замышляет какую-нибудь пакость!

— Это уж будь уверена. Скажу одно — будь счастлива, что приедет Маб, а не припрется какой-нибудь тролль с немытыми ногами.

— Самая подходящая для тебя компания! — в сердцах бросила Роанон.

Герцогу Гилиану уже изрядно надоел этот разговор. В сущности, он был уверен, что она подчинится, но сделает из себя мученицу. Он уже закрывал за собой дверь, но вернулся и, всунув голову в щель, с невинной улыбкой сказал:

— Дорогая… помни о жабе…

Пущенная в него ваза разбилась о поспешно захлопнутую дверь. Леди Роанон услышала за дверью смех и в отчаянии бросилась вон из столовой.

Красный Лис, посвистывая, спустился во двор. Разбитая ваза была добрым знаком. Роанон выпустила пар, и можно было рассчитывать, что некоторое время она продержится, не выказывая норов, если только Маб не будет намеренно ее провоцировать. Он вовсе не был уверен, что Королева фей собирается вести себя паинькой. Давешний ее визит в палантире ничуть его на этот счет не успокоил.

Герцог Гилиан, как вежливый хозяин, встретил посольство Королевы Маб в миле от дома. Оберон позаботился, чтобы день был во всех отношениях прекрасен. Стоял конец мая, на деревьях курчавилась еще не успевшая запылиться листва, влажно поблескивавшая после ночного ливня. В остатках утреннего тумана опаловым блеском мерцало ожерелье из множества мелких озер и прудов, видимых с холма.

Маб сидела на вороном коне, по-дамски, упираясь одной ногой в стремя и поджав другую. Ее белые одеяния струились по ветру, черные, высоко поднятые волосы были уложены короной. Вокруг нее, пешком и верхами, сгрудилась ее свита — разномастные эльфы, наяды, дриады, облаченные в голубые и зеленые полупрозрачные ткани. Вся эта веселая братия пересмеивалась, поглядывая на кавалькаду встречавших, мчавшуюся по узенькой дорожке, ведущей к условленному холму. Красного Лиса сопровождали несколько умудренных жизнью на нейтральной полосе человек, повидавших всякое и знавших, как надо скрестить пальцы и сколько раз куда плюнуть при встрече с русалкой — гарнизон замка Гилиан был весьма немногочислен.

— Мне очень приятно вновь видеть тебя, Маб, — сказал Гилиан, въехав на холм и остановившись напротив прекрасной гостьи.

— Я счастлива, что ты узнал меня, несмотря на перемену тела. Кстати, как оно тебе, Лис?

— К сожалению, — метя в тон, отвечал Гилиан, — у меня нет возможности дать исчерпывающий ответ.

Маб лучезарной улыбкой расцвела на фоне лучезарного утра. Они направились к замку, темневшему на фоне цветущих лугов.

— Быть может, — усмехнулась она, — и представится такая возможность, а? Может быть, истинная цель моего посольства — ты, Лис?

— Я был бы счастлив, — отвечал ее златовласый спутник, — если бы я был настолько глуп.

Маб засмеялась.

— Лис, ты боязлив?

— Нет. Я дипломатичен. Маб, я восхищен возможностью вести переговоры с тобой, но я был бы круглым идиотом, поверив хотя бы одному твоему слову.

Королева фей была в восторге.

— Нам предстоит упоительная игра, мой дорогой Лис. Ты только что убедил меня в необходимости соблазнить тебя. Это вопрос профессиональной чести. Ты же, вероятно, хочешь и лицо не потерять, и шкуру сохранить?

— Моя прекрасная Королева! Чего же еще может желать пожилой женатый человек?

Ну, что ж. Он явно был готов к состязанию с Маб. Он действительно был начеку. И он нравился Королеве фей все больше. Она обожала собеседников, не лезущих за словом в карман.

Когда они вошли в зал, леди Роанон поднялась им навстречу. Лицо Гилиана осталось невозмутимым, однако в душе он весело рассмеялся. Маб прищурилась.

Ради этой встречи леди Роанон вспомнила, что она прекрасна. Сделав положенные три шага по направлению к гостье, она замерла, позволяя себя рассмотреть. Она бросала вызов самой Маб!

На фоне двух полукруглых окон ее тонкая фигура казалось лилией. Аларих Гилиан никогда не видел двух столь явных противоположностей, как та, что стояла перед ним, и та, что опиралась на его руку. Огромные серо-голубые глаза жены под опущенными, чуть выпуклыми веками внимательно следили за реакцией… о нет, не его, а Маб. У Роанон была горделивая осанка аристократки и восхитительно стройное тело. Она была выше ростом, чем Маб. Ее кожа сияла белизной, а золотистые волосы она уложила в сложную объемную прическу, отягощавшую и заставлявшую чуть-чуть клониться вперед длинную гибкую шею. В ее ушах покачивались жемчужины, и весь ее туалет был выдержан в серебристо-голубых тонах. Шею украшало маленькое золотое распятие.

Свита Маб осталась за воротами замка Гилиан — машина Красного Лиса развеяла бы в пыль и свет все эти бестелесные создания. Когда же ворота закрылись, герцог с удовлетворением отметил, что лунное сияние диадемы в волосах гостьи померкло, теперь она казалась просто серебряной. Но красота Маб не померкла ничуть. И теперь, когда они рука об руку вошли в зал, где встречала их леди Роанон, сердце хозяйки болезненно сжалось. Потому что как ни прекрасна была леди Роанон, она увидела, что эти двое — дивная пара. Маб, как уже говорилось, была ниже ростом, и не могла похвастать хрупкостью сложения. Ее бархатистая кожа была цвета спелого абрикоса, и, вероятно, такова же на ощупь. Высокая шея ничуть не клонилась под тяжестью черных кудрей — Королева фей лучилась веселой жизненной силой. Ее походка была тверда, темные глаза искрились, яркий пухлый рот насмешливо улыбался, круглый подбородок был задорно приподнят, а свою роскошную грудь она несла перед собой, как знамя.

Возможно, и были там где-то какие-то политические игры, но Роанон отчетливо поняла одно — Маб явилась за ее мужем. Даже самый ненужный в хозяйстве муж становится драгоценным, если в женщине задето святое чувство — чувство частной собственности. И с каждым шагом Маб, отдававшимся в голове Роанон ударом кузнечного молота, последней становилось все яснее — мужа она теряет. Быть может, впервые взглянула она на него не глазами супруги, а как женщина, у которой появилась достойная соперница, и обнаружила, что сделала ошибку, не обращая на него достаточно внимания.

Аларих Гилиан был высок ростом, строен, худощав и поразительно естественно двигался.Его узкое лицо часто освещалось улыбкой — большой мальчишекий рот был отлично для этого приспособлен. «Он… так красив?» удивилась Роанон и почувствовала, как на нее накатывает волна тяжелого раздражения, как будто он опять был перед ней виноват. Ее раздражало в нем все: его таинственная возня с чародейными науками, его шутки, его цвет волос, и то, что дети любят его больше, чем ее, и эта дурацкая игра в Красного Лиса. И то, что он смотрит на нее свысока — так ей, во всяком случае, казалось. А теперь появилась Маб, цветущая, озорная, без малейших признаков корсета. Откровенно посягающая на территорию Гилиана. Леди Роанон не любила мужа, но отдать его за здорово живешь… Да еще так, чтобы он при этом получил удовольствие!

А он явно получал удовольствие от общения с Маб. После того, как дамы обменялись приветствиями, Королева фей обращалась только к герцогу, и от разговора этого Роанон закипала все сильней. Потому что Маб откровенно поддевала Гилиана, называя его Красным Лисом, и ему это явно нравилось, и беседа их была вся пересыпана шутками на любовную тему — как будто ее, Роанон, здесь и не было. Они явно были в восторге от себя и друг от друга.

Гостья отобедала. Пришло время заняться делами. Тарелки и кубки на длинном столе сменились картами местности и мирными договорами меж Обероном и Гилианом за несколько лет.

— Итак, вот мои претензии, — начала Маб, переплетя смуглые пальцы сильных маленьких рук и положив их перед собой на стол.

— От двух десятков дам, следовавших в этом году на вечеринку на Лысой горе в ночь на первое мая, поступила жалоба. Ввиду отсутствия предупредительных знаков на шпиле башни замка Гилиан, пролетавшие на доступных им транспортных средствах вышеупомянутые дамы потеряли ориентировку в пространстве и попали в поле действия вашей машины, герцог, в результате чего летательные аппараты стали тем, чем они являлись до модификации, то есть, в просторечии, метлами, дамы упали с большой высоты, чем и причинили себе телесные повреждения различной степени тяжести.

— Надеюсь, шабаш не сорвался? — спросил Гилиан самым заинтересованным тоном.

— Нет, шабаш… вечеринка не сорвалась, но она была омрачена.

— Что вы предлагаете? Возместить ущерб и купить им новые метлы?

— Мы предлагаем повесить на шпиле вашей башни красный фонарь.

Красный Лис поперхнулся от хохота. Маб мгновенно очутилась за его спиной и саданула его кулачком между лопаток.

— Прошу меня извинить, — сказал герцог, откашлявшись. — Я протестую против цвета. Замок Гилиан не бордель, и, надеюсь, таковым не станет. Я повешу зеленый фонарь.

— Договорились, — кивнула Маб. — Как быстро могут прийти к соглашению два умных человека. Теперь следующий вопрос. При наводнении этой весной в Камышовое озеро на вашей территории оказались заброшенными водяной с двумя русалками в ожидании потомства. Вода спала, и теперь несчастная семья не может выбраться из озера, ставшего для них ловушкой. Они покорнейше просят вашего разрешения остаться в озере до следующего наводнения.

— Ну уж нет! — взорвался Красный Лис. — Это уже захват! Пусть мечут икру в другом месте. До сих пор Камышовое озеро было чистым. Не хватало еще, чтобы в самом лучшем моем озере расплодилась нечисть. Я дам телегу, пусть завернутся в мох, залезут в бочки с водой, и везите их, куда хотите.

— Сказать по-правде, — медовым голосом произнесла Маб, — им очень нравится в Камышовом озере.

— Чтоб духу их там не было! Во всяком случае, благодарю за предупреждение. Хорош бы я был, если бы сунулся в это озеро.

Маб, засмеявшись, откинулась в кресле.

— Попался бы ты русалкам прямо в лапы, ха-ха! Ты боишься щекотки, Лис?

— Считаю вопрос недипломатичным!

— Мне у жены спросить? Роанон…

— Прошу прощения, — Роанон встала. — Я вас покину, мне надо приглядеть за хозяйством. Рада буду встретиться с вами за ужином, Маб.

Она вышла и остановилась у закрытой двери. Оттуда послышался взрыв хохота, потом Гилиан сказал:

— Мне бы не хотелось, чтобы уменьшалось число прудов, где мои дети могут купаться без опаски.

Вскоре пакет вопросов, с которым прибыла Маб, истощился, и они окончили заседание.

— Бродят слухи о твоей чудо-машине, Лис, — вспомнила Маб. — Покажи мне ее.

— О, ты ее оценишь.

— Не сомневаюсь.

Они поднялись на второй этаж.

— Машина находится в центре замка, — объяснял Гилиан, — это для того, чтобы ее действие распределялось более или менее равномерно — оно зависит от расстояния. Радиус действия примерно равен радиусу замка.

— А какова мощность?

— Любой неосторожный эльф, попавший в поле действия излучателя, будет моментально разложен на цветочную пыльцу. И это сейчас, когда резервы машины задействованы не полностью.

Маб поежилась.

— Ты чувствуешь, как гудит под ногами пол?

— Твой замок гудит весь… Как осиное гнездо. Лис, мне уже сейчас не нравится твоя машина.

— Иначе и быть не может. Ну вот, взгляни на нее.

Гилиан распахнул дверь перед Королевой фей и вошел в большую комнату вслед за ней. Маб остановилась на пороге, разглядывая чудовищное сооружение из непрерывно раскачивающихся кривошипов, монотонно вращающихся шестеренок и вздрагивающих членистых труб.

— В центре всего сооружения находится котел, — продолжал объяснять Гилиан с едва заметной усмешкой. — Он в абсолютном порядке, и взрыва я ничуть не опасаюсь. Главная же часть… собственно и отвечающая за все это вон та движущаяся лента с перфорацией. Это хранилище информации. По стенам всего замка вывешены снабженные анализаторами излучатели. При попадании нечисти в поле действия излучателя происходит анализ субстанции нечисти, и соответственно вырабатывается излучение. Никакого колдовства чистая наука.

Он болтал, искоса поглядывая в сторону неподвижно стоявшей Маб. Она смотрела на машину, как рыцарь на дракона, и он почти физически ощутил, как ее охватывают возмущение… и страх.

— Все это очень интересно, — медленно произнесла Королева фей. — И как же она выключается?

Красный Лис засмеялся.

— Скажу и это, если настаиваешь, Маб. Выключить систему безопасности могу только я сам.

— А если кто-нибудь похитит ключ?

— Для этого ему придется похитить мою правую руку. Видишь галерею вдоль стены?

Маб кивнула. На галерею вела легкая металлическая лесенка, да и сама галерея была всего лишь узенькими мостками почти под самым потолком, огражденными тоненькими перилами. Внизу лесенка была заперта решетчатой калиткой.

— Эта калитка, — сказал Гилиан, — открывается только тогда, когда я вкладываю в специальный паз правую руку. После этого надо пройти по всей галерее и опустить вниз рубильник на стене. Тогда машина остановится.

— Отвратительная выдумка, — сказала Маб с чувством.

— Возможно. Но крайне полезная. Маб, я прошу тебя держаться от нее подальше — ведь ты еще жива лишь благодаря тому, что твое тело состоит из плоти и крови, а не из звездного света и цветочной пыльцы, а я вовсе не хочу лишать мир Королевы фей.

— Я польщена, — ответила она резковато. Ее лицо заметно побледнело, и Красный Лис мысленно сам себе пожал руку — надо было суметь довести Маб до такого состояния.

Глава III

МАБ ОТКРЫВАЕТ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Роанон тихонько стукнула в дверь отведенной для Маб комнаты и дождалась позволения войти. Маб сидела спиной к окну, свежая, как грудной младенец.

— Маб, — сказала Роанон, усаживаясь напротив. — Насколько я понимаю, вы с Гилианом разрешили все ваши проблемы.

— Почти все, — уклончиво ответила Королева фей. — Нам необходимо съездить на Камышовое озеро и прояснить там обстановку. Ну и еще кое-какие мелочи. Тебе не терпится поскорее меня спихнуть? — голос Маб зазвучал проникновенно. — Ты чуешь опасность?

Роанон не опустила глаз. Маб крепко ее доняла за полдня пребывания в замке, и ей очень хотелось высказаться. Она не знала, что Маб при желании тоже может быть изрядной стервой.

— Маб, ты думаешь, я слепа? Я прекрасно вижу, за чем ты охотишся. У тебя ничего не выйдет.

— Почему же? — Маб прищурилась. — О, разумеется, ты права относительно моих намерений, но заблуждаешься относительно моего могущества.

— Я не менее хороша, чем ты, — сказала Роанон, — если не сказать большего. И, кроме того, он МОЙ муж.

— Охота в чужих владениях всегда меня привлекала, — на щеках Маб появились задорные ямочки. — Что же касается твоей внешности, дорогая… Восемь лет назад, в Арденнском Лесу, перекинутая через седло, ты выглядела лучше… Леди Зубная Боль.

— И это говоришь мне ты? Старая толстая корова! Разве я не вижу, что у тебя ничего не выходит? Это все только шуточки и поддразнивания, а на самом деле он достаточно осторожен…

— Чтобы в критический момент сослаться на ревматизм и подагру? Дорогая Роанон, ты совершенно права. Это все действительно были шуточки и поддразнивания. Настоящую кампанию я еще не начинала. И вот что я тебе скажу: у меня, действительно, против тебя было бы мало шансов, будь ваш брак настолько удачным, насколько это пытается представить Лис. И не будь ты такой дурой в течение восьми лет.

— Дура я, или нет, но любит-то он меня.

— Надо же… Заметила! Только поздно. Он действительно любил тебя. Уж я-то знаю, как выглядят влюбленные. Иначе зачем бы ему рисковать шкурой и красть тебя, как курицу из курятника. Но ты со своим вечным недовольством, занудством и капризами истощила, уморила и похоронила эту любовь. И если ты теперь сажаешь цветочки на могиле, покойницу этим не воскресишь. Мужчину надо уважать, поддразнивать, посягать на его территорию, обращать на него внимание… Так-то, Миссис Собака На Сене. Разумеется, он сбежит от болезненной плаксы к веселой здоровой женщине. Ты слишком поздно поняла, какое он сокровище, а, между тем, это очевидно любой нормальной бабе. И я не собираюсь уезжать из замка, не взяв эту крепость. Вот так… Мадам Упущенный Шанс. Твои опасения абсолютно обоснованы. Твой муж будет моим любовником. И перспектива эта меня восхищает. А теперь брысь отсюда, детка, я буду готовиться к приступу.

Роанон с пылающими щеками вылетела за дверь. Торжествующий хохот Маб, казалось, еще придал ей ускорения.

Стемнело. Ужин втроем не принес Роанон никакого утешения. Те двое изощрялись во взаимном подкалывании, однако Маб была несколько рассеяннее, чем обычно. Единственный вопрос, обращенный к хозяйке, был: «Где дети?» — Дети ужинают на кухне. После они сразу отправятся спать, — лаконично ответила леди Роанон.

Маб понимающе усмехнулась, Гилиан просто кивнул, приняв информацию как факт. Роанон опасалась какой-нибудь порчи, или сглаза, или какого-либо другого волшебного влияния.

А после ужина Маб сказала:

— Лис, по ночам окна верхней комнаты башни светятся янтарным огнем. В сущности, я подозреваю, чем ты там занимаешься. Не раскроешь ли ты мне и эту свою тайну?

— Показать тебе мою секретную комнатку? Изволь…

Они поднялись в башню по каменной винтовой лестнице — Маб в белом платье лебедем плыла впереди, Красный Лис, с ног до головы в черном, неторопливо следовал за ней, возле самой двери опередил свою гостью и отворил дверь. Маб вошла и обвела взглядом комнату.

— Отличная идея, — сказала она, пока Лис зажигал свечи. — При таких стеклах здесь солнечно даже в самый пасмурный день.

Гилиан покосился на нее, отметив, что диадема на ее голове вновь засияла колдовским светом. «Интересно, чувствует ли она, что в этой комнате машина не действует?» Он обратил внимание на то, что она оставила вызывающий тон — голос ее стал глубже и мягче, и смех ее звучал теперь по-другому, более низко.

Засмеялась она, увидев изображение лиса.

— Автопортрет?

— К сожалению, нет. Чертовски неудобно держать кисть в зубах.

Она заглянула в палантир, пробежала взглядом по именам авторов на корешках книг и устроилась на краешке тахты. Гилиан сел в кресло напротив.

— Жена знает, чем ты здесь занимаешься?

— Боже упаси, — Лис скрестил пальцы. — Мне вовсе не хочется, чтобы она выдала меня епископам… Разумеется, из самых лучших побуждений.

— Похвальная атмосфера взаимного доверия царит в этой семье, констатировала Маб. — Лис, ты счастлив?

— Разве не очевидно?

Маб покачала головой.

— Есть такая поговорка: «Лопни, но держи фасон». По-моему, ты следуешь ей.

— Маб, ответь мне на один вопрос.

— На сколько угодно. Ведь ты ответил на все мои…

— Маб, зачем ты приехала?

Ее тихий смех отозвался по всей комнате, как будто здесь жило маленькое эхо.

— Это поняла даже твоя жена, устроившая мне сегодня сцену. Я приехала возместить тебе ущерб. Есть все основания полагать, что это я сглазила твой брак. Я признаю свою вину и готова ее искупить.

Гилиан хмыкнул:

— И Оберон тут, разумеется, ни при чем?

— А причем здесь может быть Оберон?

— Лукавишь.

— Нет. Ты мне нравишься.

Она смотрела снизу вверх, смуглое лицо, белое платье, глаза сияют так, что оглянуться не успеешь — затянет в этот Млечный Путь, и будешь вечно нестись вдоль вихревых завитков неведомых галактик.

— Почему именно я?

— Нипочему, — Маб слегка обиделась. — Ты никогда не подозревал собственную тень? Я тебя хочу.

Красный Лис рассмеялся:

— И если я сейчас скомандую «Р-р-раздевайсь!», ты скинешь платье?

— Нет, — она встала и отвернулась. — Потому что это недостойно ни тебя, ни меня. Тебе изменило чувство юмора.

— Согласен. Один — ноль в твою пользу.

— Я приехала за тобой, — сказала она, — и говорю я о любви. Ты, разумеется, догадываешься, что я разбираюсь в этом?

— Маб, я польщен, но это невозможно. У меня жена, дети, герцогство… Мне есть, что терять… Тьфу, черт! Я не это хотел сказать. У нас говорят: «Дурак тот, кто поверит Маб».

— У этой поговорки есть и вторая часть, — напомнила Маб. — Но трижды дурак тот, кто ею пренебрежет. В любви не торгуются. Я уеду… Ты останешься здесь со своей стервой, которая благополучно испортит тебе остаток жизни.

— Маб… я не хочу говорить о ней в подобном тоне. Она — мать моих сыновей.

— Какое благородство! Я — Маб, а это значит, если ты еще не знаешь, что я могу говорить все, что мне вздумается, где мне вздумается, и о ком мне вздумается. Я — вольный дух зеленых лугов. Неужели же твоей худшей половине приходится тратить столько же усилий, чтобы затащить тебя в постель? Догадываюсь, что ситуация обратная. Лис… Ты, может быть, даже не представляешь себе, от чего ты отказываешься? Вашему младшему сыну уже шесть лет. А тебе только тридцать. Лис… Как бы я любила тебя! А твоя жена — не подарок. Ох как невесело тебе с ней, Лис. А я ведь не только тело тебе предлагаю. Хотя… — лукавство мелькнуло в ее улыбке, — разве оно так уж дурно? О да, у тебя есть жена, дети и герцогство. Но любви-то у тебя нет, а любить ты можешь и хочешь. О, Лис! Ты ищешь там, где нет, а между тем… вот она, я.

Красный Лис опустил глаза. Давно уже перестал он улыбаться.

— Лис… — Маб вернулась на краешек тахты и коснулась его руки. — Неужели ты совсем равнодушен ко мне?

— Маб… — он взял ее маленькую крепкую руку и погладил, но это была единственная ласка, которую он себе позволил. — Тебе ответить дипломатично, или честно?

— Дипломатично, — ее глаза блеснули двумя веселыми звездочками.

— Маб, увы… Что бы ни болтали епископы, единственное, что может загубить нашу душу — это предательство. Я забочусь о своей душе… и о своих детях.

— И об их матери, которая вовсе не заслуживает твоей заботы! Ты же сделал все, чтобы она полюбила тебя! Теперь мне хотелось бы узнать, каков был бы честный ответ.

— Очень коротким. — Он поднял, наконец, на нее глаза. — Не совсем.

— О… сказала она с оттенком горечи, — ты оставляешь мне надежду, которой я смогу жить до конца дней! Она — мать твоих детей! Этого козыря мне у нее не отобрать. Я-то никогда не смогла бы родить ребенка. Разве ты не знал? Маб проклята. Думаешь, почему я краду детей?

— Красть нехорошо, — тихо сказал Красный Лис, — но что поделать, если очень нужно?

— Да… и с тобой это случилось однажды. Тебе бы не озорным Красным Лисом зваться, а индюком. Как у вас при такой семейной жизни еще двое ребятишек ухитрились родиться?

— Знаешь, сам удивляюсь! — вырвалось у Лиса.

— Разве я прошу о многом?

— Да. Ты и сама знаешь.

— Ты прав. Мне ты нужен весь. Я меняю только все на все.

— Так да, или нет?

— Нет.

— Ты сделан из камня, — сказала Королева фей. — Или из дуба.

Они оба как будто разом выдохлись, и напряжение разговора спало. Сидя в разных углах комнаты, оба переводили дух.

И тут в дверь постучали.

С облегчением и тревогой Гилиан бросился открывать. С облегчением потому что разговор надо было как-то завершить, а с тревогой — потому что появление Роанон не предвещало ничего хорошего. Но на пороге стояли мальчики.

— Красный Лис, впусти нас, — потребовал Корсак, который, как старший, взял на себя переговоры.

— Мама сказала, что вы спите, — заметил Гилиан, отступая от дверей.

— Ха! Ну, Ирби-то мне пришлось разбудить… Мадам, — Корсак вежливо поклонился Маб, — простите нас, но Красный Лис сказал, что в нашем замке гостит настоящая волшебница, и что если мы вам понравимся, вы покажете нам настоящее чудо. О, мадам! Мы вам нравимся?

Маб рассмеялась не то с горечью, не то с облегчением.

— Ты, должно быть, Корсак? А малыша зовут Ирбис?

— Именно так, мадам.

— Откуда ты знаешь имена моих детей? — вмешался Гилиан.

— Няньки выносили их на луг, эльфы подслушали их имена и рассказали мне. Я с удовольствием украла бы твоих детей, Лис. Какие прекрасные у них волосы, и черты лица у них твои. Это поистине твои дети. Я украла бы их, да и тебя прихватила бы. Ребятки, я показала бы вам что-нибудь стоящее, если бы ни эта машина внизу. Вот если бы Красный Лис отключил ее на часочек…

— В этом нет необходимости, — сказал Красный Лис, машинально накручивая прядку волос на палец. — Разве, войдя сюда, ты ничего не заметила?

Маб притихла. Дети напряженно ждали. И они увидели, как на ее губах зазмеилась торжествующая улыбка — она почувствовала в себе могущество.

— О мадам, — вполголоса сказал Корсак, — если мы не увидим ничего, кроме вас, нам и этого будет достаточно!

Маб стояла посреди комнаты, окруженная дрожащим белым сиянием, статная и величавая, как и подобает Королеве фей.

— Вы, остроухие, все трое, — скомандовала она, и дети взвизгнули от восторга, — садитесь в уголок и смотрите. И чтоб тихо сидели!

Она на секунду задумалась, а потом вытянула перед собой руку и определенным образом пошевелила пальцами. Рядом с ней встал столб белого света, и в нем заметались ослепительные огненные птицы.С тахты донесся восхищенный вздох. Маб метнула туда взгляд. Мальчишки с отцом сидели, прижавшись друг к другу, Лис обхватил сыновей за плечи, и были они похожи, как лис и лисята. Маб улыбнулась и продолжила плести пальцами невидимое кружево волшебства. Птицы вырвались на волю и с тихим звоном растаяли в воздухе. Столб света стал ниже и шире, и вот он уже был морем с чуть вздымающимися волнами. И из тьмы вдруг выступил серебристый корабль. Его бушприт пронзил пространство над головами ребятишек, а мачты уходили в потолок, и все его паруса, до самых лиселей, были подняты. Корабль прошел прямо перед ними, наклонившись на левый борт, как будто чтобы не задеть их. На нем не было экипажа, только маленький человечек стоял на носу, приложив подзорную трубу к перевязанному черной повязкой глазу. Перед зрителями медленно прошло название корабля — «Виктория».

— Он идет дорогой грядущей славы, — тихо сказала Маб.

— Ни его, ни адмирала нет еще на свете, и появится ли он в этом мире, или в сопредельном, не ведает никто.

Видение погасло.

— О мадам, — сказал Корсак севшим от волнения голосом, — это было так дивно…

— Это было почти так же здорово, как то, что показывал нам Красный Лис в прошлую пятницу, — брякнул вдруг Ирби.

Гилиан попытался справиться со смехом, но удалось ему это неважно.

? Спасибо, родной.

— Во имя всех духов земли и неба, Лис, что ты им показывал? Пытался ходить на ушах?

— Красный Лис, покажи! Ну, покажи!

— Да ну вас! Нет. Не-ет! Я не собираюсь срамиться! Маб, ну скажи ты им!

— Ну уж нет! У тебя, оказывается, есть какие-то способности? Давай выкладывай. Дети, сейчас мы его свяжем и будем щекотать до тех пор, пока…

— Нет! Только не это! Я выпрыгну в окно… Я превращусь в людоеда, оставьте меня в покое. Маб, пощады!

— Ты не получишь пощады, несчастный! Гони иллюзию, или я вызываю сюда взвод русалок.

— Ладно! — рявкнул Лис, которого дети, буквально понявшие лозунги Маб, с визгом повалили на тахту. — А ну, отпустите, юные вурдалаки!

Он отряхнулся, нахмурился, закусил губу и сотворил такой же столб света, после чего облегченно выдохнул:

— Ну, кажется, выходит.

В столбе показались, сперва смутно, затем все более отчетливо, белые башни странного города. Они искрились, как сахарные, и дети увидели бесчисленные фонтаны, арки, мостики, соединявшие верхушки башен, зубцы, пилястры и контрфорсы самых причудливых форм. А потом появился сад. На их глазах выросло дерево с серебристым стволом, и на нем распускались и опадали огненные цветы. Они медленно распускались и медленно-медленно опадали, паря в плотном воздухе внутри столба.

— Духи земли и неба! — прошептала изумленная Маб. — Да ведь это же мэллорн! Откуда ты знаешь о них? Они умерли давным-давно.

— Он снился мне, — шепотом ответил Лис.

Мэллорн исчез, и дети увидели степь, заросшую серебристой травой. Трава волнами ходила под сильным ветром, и по траве, наперегонки с ветром, несся большой, тоже серебряный лис. Он стелился по земле и подпрыгивал, и было ясно, что он не гонится за добычей и не удирает от погони, а просто полон чувств и сил. Несколько минут они заворожено следили за бегом лиса, потом он погас.

— Я устал, — сказал Гилиан. — Не щекочите больше. А лучше отправляйтесь все спать.

— А ты опять будешь здесь спать? — спросил Ирби.

— Да. Спокойной ночи, Маб.

Маб направилась к двери, положив руки на плечи детей, но на пороге обернулась. И Красный Лис едва устоял перед глубочайшей, обволакивающей нежностью ее взгляда.

— Нет — так нет, — вполголоса сказала она и закрыла за собой дверь.

Глава IV

МАШИНА ОТКЛЮЧЕНА

Наутро Маб и Гилиан отправились на Камышовое озеро уладить дела с выселением. Герцог проследил, чтобы должным образом упакованные русалки были погружены в бочки и вывезены по направлению к реке. Водяной очень переживал за свое семейство, и им явно было неохота расставаться с уютным Камышовым озером, но в этом пункте герцог был непреклонен. Его беспокоило, что Маб явно что-то замышляла. Она не обращала на него никакого внимания, как будто накануне у них не было душераздирающей сцены. Поразмыслив, Красный Лис решил отнести смену ее настроений к непознанной области женских капризов. «Она сама не знает, что придет ей в голову через минуту».

Они ехали рядом: Маб на вороном коне, Гилиан — на рыжем. Майский день сиял влажной листвой, опрокинутое небо отражалось в глазах Маб, и от сверканья солнечных лучей Красный Лис щурился даже под надвинутой на глаза шляпой.

— Дела закончены, — сказала она ему, когда они въезжали в замок, — скоро я покину ваш гостеприимный кров.

Затем хозяева и гостья в молчании отобедали, и Маб ушла к себе отдохнуть перед дорогой, как она сказала. Гилиан устроился на подоконнике в Большом Зале и задумался… или задремал. Во всяком случае, он не услышал, как к нему подошла леди Роанон.

— Она, наконец, уезжает, — сказала жена. — Теперь вздохнем свободно?

Гилиан кивнул.

— Ты выкрутился?

— Да, — неохотно ответил он. — Кое-как.

— Я рада.

— В самом деле?

Роанон поглядела на него попристальнее — какой-то уж очень утомленный был у него вид.

— Аларих, — сказала она, — я очень рада, что ты устоял перед самой Маб. Я хочу… чтобы вечером ты не оставался в своей башне. Я буду тебя ждать.

— Спрос на меня растет, — усмехнулся Красный Лис. Усмешка вышла кислой.

— Хотел бы я знать, откуда у тебя информация.

— Я женщина, — ответила Роанон, — и я наблюдательна. Маб вчера рвалась в бой, а сегодня что-то не похожа на победительницу. Так ты придешь?

— Слушаю и повинуюсь.

На лице Роанон мелькнула легкая улыбка, и она бесшумно удалилась. Красный Лис закусил губу. Сказать по правде, награда, предложенная Роанон за стойкость, ничуть его не прельщала. Маб отомстила за пренебрежение, влив в его душу яд сомнения. Роанон приказала ему явиться! Он честно попытался убедить себя, что она имеет полное право ему приказывать — он-то в свое время тоже не весьма деликатно с ней обошелся, и она всегда подчинялась. Правда, ухитряясь убить при этом всяческое удовольствие от своего подчинения. Факт оставался фактом — он не переносил ее приказов и при этом прекрасно осознавал, что поведение его нечестно. Он тяжело вздохнул и твердо решил скрутить свою гордость в бараний рог. Всю жизнь он будет клясть себя за то, что отказался от Маб.

Дикий трезвон, разлившийся по замку, словно пружиной подбросил его в воздух. Он даже не сразу сообразил, что это значит. А сообразив, со всех ног рванулся на второй этаж. Кто-то посмел прикоснуться к машине! Он ничуть не сомневался, что это Маб. Казалось, от надрывающейся сигнализации вибрируют стены.

Он ворвался в машинный зал, опередив всех, кого звонок поднял на ноги, и на мгновение замер, пытаясь осмыслить увиденное. Замерли и все те, кто столпился за его спиной.

Маб, разумеется, не смогла открыть калитку, запирающую лесенку, и на галерею к рубильнику путь ей был закрыт. Но перфорированная лента, пронизывающая и опоясывающая всю машину, поднималась на самый верх и, проходя над устрашающим месивом вращающихся шестеренок и прочих зубчатых колос, тянулась в метре под галереей. Один лишь шаг и… Маб стояла на ленте, и ее и рубильник разделяли каких-нибудь три метра. Но не на рубильник глядел в мгновение своего оцепенения Красный Лис. Он увидел высоко над своей головой босые ступни Маб, и то, что лента не выдерживает ее тяжести. Маб, что могла пройти по чашечкам цветков, не стряхнув пыльцы, в замке Гилиан обладала обычным весом. Лицо ее было белее пергамента, но она не сводила глаз с рубильника, и Гилиана коснулся тот же смертный ужас, что пронизывал Королеву фей. Какая-то дикая сила тянула ее наверх, к рубильнику, сила, более могущественная, нежели самая острая необходимость, которую может испытывать человеческое существо. Было ли это проклятием чародейства, навеки наложенным на Маб? Машина грозила ей смертью, и она шла. Глаза ее были расширены и пусты, и больше всего она походила на перетянутую струну, готовую лопнуть в этот или в следующий момент.

А мясорубка из острых колес прямо под ней шевелилась с монотонной жестокостью, и Лис увидел, что Маб до рубильника не дойдет. Лента под ее ногами просела, и вот-вот…

Он отшвырнул кого-то с дороги и бросился к калитке. Она, едва щелкнул замок, отлетела в сторону, отброшенная пинком, и не успела она, ударившись о стену, вернуться в свое прежнее положение, как Красный Лис, прыгая через три ступеньки, уже оказался на галерее, вихрем пронесся по ней, дернул рубильник вниз и успел подхватить на руки падающую Маб в тот миг, когда лента лопнула. Машина издала утробный вздох умирающего дракона. Шестеренки дрогнули в последний раз и остановились. Гилиан пошатнулся, Маб показалась ему неожиданно тяжелой, потом он понял, что мгновенная слабость явилась результатом его чудовищного рывка.

Красный Лис был единственным в этом зале, кто думал не о том, что замок остался без защиты. Он не слышал дыхания Маб, и ему показалось, что смертоносное излучение его машины, не в силах поразить живое тело Маб, разрушило ее внутреннюю чародейскую сущность, весь тот пленительный сплав из заклятий, предрассудков, лунного света и ветра зеленых лугов.

Люди расступились перед ним, когда он, ни на кого не глядя, пронес Маб сквозь этот живой коридор и поднялся в свою башню.

Было семь часов вечера, и в этот предсумеречный час клонящееся к закату солнце сделало мир особенно золотым. Красный Лис опустил безжизненное тело Королевы фей на тахту и сел рядом с ней, тщетно пытаясь найти на ее запястье хотя бы самую тоненькую ниточку пульса. Он не остановился бы перед тем, чтобы распылить какого-нибудь лешего или тролля, или даже армию эльфов, если бы те решили штурмовать замок… но уничтожить Маб! Да он скорее руки бы себе отрубил.

Солнце опускалось все ниже, и западные окна янтарной комнаты вспыхнули расплавленным золотом. Маб лежала в глубоком обмороке, Гилиан продолжал сидеть возле нее, бессознательно держа ее за руку.

Потом она открыла глаза, и в них был все тот же смертный ужас.

— Машина… — сказала она непослушным языком. — О, это чудовище…

Ее затрясло.

— Она гудит, — пробормотала она, пытаясь зажать уши, но руки не слушались ее. — Она гудит и затягивает в пустоту…

— Маб! — Гилиан встряхнул ее руку. — Очнись! Она не гудит. Я ее выключил.

Маб посмотрела на него, как будто едва узнавая.

— Ты… ее выключил? Я не верю!

Гилиан пожал плечами.

— Не верь сколько угодно, но я выключил ее.

Он отпустил, наконец, ее руку и отошел к окну. Маб села, обхватив колени руками. Дрожь сотрясала ее.

— Это ужасно, — сказала она. Зубы чуть-чуть постукивали. — Эта пустота! Этот мрак и равнодушие… Зачем ты сделал эту проклятую машину? Да, мне страшно! Мне никогда еще не было так страшно! Да подойди же ко мне, ты же видишь, как я боюсь!

Гилиан опять присел рядом с ней, и Маб уткнулась носом ему в плечо. Он осторожно погладил ее по вздрагивающей спине, как ему доводилось делать, когда он утешал своих сыновей.

— Ничего, — повторил он. — Я вырубил этого монстра. Не бойся.

Маб подняла голову и взглянула на него снизу вверх, как ребенок, готовый уличить взрослого во лжи. Губы ее дрожали, и Красный Лис попытался своими губами унять эту дрожь. И Маб растерялась так, что не ответила. Прошла секунда непонимания и изумления, а потом Маб закрыла глаза и потянулась к Красному Лису. Она была еще не уверена, что это действительно то, но постепенно робость ее пропадала, и это снова была Маб, что живет в поцелуе, как рыба в воде…

Они долго и с упоением целовали друг друга, а потом Маб, пошевелив плечами, освободила из платья грудь и быстрым, скользящим движением пальцев расстегнула на Гилиане камзол и сорочку.

В глазах его мелькнуло сомнение, и он чуть отодвинул ее от себя.

— Лис, — сказала Маб чуть хрипло, — если ты и сейчас унизишь меня, это будет дурно.

Красный Лис опустил глаза, а маленькие ладони легли ему на плечи и настойчиво сжали их.

— Я не унижу тебя, Маб, — ответил он.

Красный Лис лежал на спине и не был уверен, что все это ему не снится. Маб дремала, положив голову ему на грудь, а ему мерещилось, что все книжные шкафы по стенам вдруг скрылись под сплошными гроздьями чайных роз, а под потолком возник огромный шар с тысячью зеркальных граней. Он вращался и разбрасывал фейерверк лунных зайчиков. «Это все Маб», — решил Гилиан, вновь проваливаясь в сон.

А потом своим тихим смехом его разбудила Маб. Она разглядывала крестик из черного оникса, висевший у него на шее.

— Это какая-то дьявольская штучка, — сказала она. — Не реликвия, а украшение. Я забираю это, как трофей.

Он не успел ничего сказать, как Маб сорвала крестик.

— Ты стал на один шаг ближе к аду, — мурлыкнула она.

— Невелика потеря.

— О! — Маб была в восхищении. — Я обязана дать что-то взамен!

И она припала губами к тому месту, где минуту назад был крест.

— Ну вот. Теперь на тебе клеймо. О Лис, скажи откровенно, снились ли тебе такие ночи? Молчишь и загадочно улыбаешься… Сказать ли тебе, как ты хорош?

Неужели жена никогда не говорила тебе этого? Она не стоит тебя! О духи земли и неба, как я, оказывается, нужна тебе…

— Королева фей довольна мной?

Вместо ответа Маб потянулась к его волосам, откинула их со лба и близко-близко наклонилась к нему, глаза в глаза. С потолка и стен посыпались звезды, как будто Маб поместила их в центр звездной метели.

— Как давно я хотела запустить руки в твои волосы, Лис!

А потом они снова заснули, и уже Лис проснулся первым. Небо чуть светлело. Спящая Маб раскинулась рядом, словно нарочно позволяя себя рассматривать. Кожа ее была ровного абрикосового цвета — как будто она обнаженной бегала по песчаным пляжам, да так оно, вероятно, и было. У нее были крепкие розовые пятки, ноги с маленькими ступнями, такими нежными, словно она никогда не касалась земли, полные икры, широкие бедра, крепкая, но гибкая спина. С такой женщиной ему не приходилось вести себя, как с хрустальной вазой, опасаясь ее повредить. С ней он был свободен. Какой разительный контраст с вечно кутающейся, не позволяющей зажигать свечей Роанон. Ему не хотелось шевелиться, и он вновь задремал.

Он проснулся, когда давно уже минуло время завтрака. Маб, вполоборота к нему, сидя на пятках, закалывала на затылке черную косу длинными шпильками, украшенными янтарными шариками. Ее поднятые руки на фоне ярких восточных окон казались отлитыми из бронзы. Она не смотрела на него, но почуяла, что он не спит.

— О чем ты думаешь, Лис?

— О плате.

Маб обернулась к нему.

— Ты, старый, умудренный жизнью Лис, — сказала она. — Ты знаешь, что платить приходится за все. Но почему ты решил, что я продаюсь? Почему ты не веришь в то, что я люблю тебя? Хотела бы я знать, что ты думаешь обо мне.

— Я бешено тебя хочу, — пришел ответ.

— Какой цинизм! — Маб в сердцах швырнула об пол платье.

— Я — старый, умудренный жизнью Лис, — отозвался Гилиан. — Я ничего не могу поделать со своим носом, который чует запах Оберона. Ты… — он для убедительности показал на нее пальцем, — пыталась колдовать.

— О да, — с вызовом сказала Маб. — Как и любая на моем месте. Уж настолько-то все мы — ведьмы. Подобные чары даже твоей свежезамороженной жене доступны.

— И звездопад? — прищурился Лис.

— Звездопад?! Дорогой мой, у тебя с непривычки искры из глаз посыпались!

Она брызнула смехом, а успокоившись, сказала:

— Мой Красный Лис! Конечно, я принадлежу к царству Оберона. Допустим также, что это он велел мне тебя соблазнить. Но разве такую ночь можно приказать? Я влюблена в тебя, Лис. А в любви я служу лишь своим и твоим желаниям, и я никогда не предам тебя. Ты позволил мне играть с твоими детьми и отключил свою машину ради меня.

— Ох… — вспомнил Лис. — И нарушил данное жене обещание… Я совсем забыл!

— Разве ты о чем-то жалеешь? Аларих…

Он вздрогнул, когда она назвала его по имени.

— Будь мужчиной. Прими то, что сделано, без сожаления. Вспомни, никто не смеет сказать, что Маб была неблагодарна. Лис… мне было хорошо с тобой. И вот что еще. Ты не забыл, что я — могущественная Королева фей? Мне случалось расстраивать планы Оберона, помогая смертным. Быть может, ты приобрел стоящую союзницу?

Гилиан молча, в упор, смотрел на нее.

— Маб, — спросил он неожиданно, — какого цвета твои глаза?

Ручеек ее смеха разлился по комнате.

— А… ты заметил. Они всех цветов. Они были карими в тот вечер, когда я тщетно пыталась соблазнить тебя. Они были голубыми, когда я любовалась безоблачностью небес в ту нашу поездку на Камышовое озеро… На зеленом лугу они искрились бы изумрудами.

— А какими они были сегодня ночью?

Маб опустилась на краешек тахты.

— Они были отражением твоих, мой сероглазый Лис.

В тот же миг он опрокинул ее рядом с собой, и она тихо смеялась, когда он целовал ее шею и мягкую полную грудь.

Глава V

МЕСТЬ НЕДООЦЕНЕННОЙ ЖЕНЫ

— Ты собираешься когда-нибудь отсюда выйти? — спросила Маб. — Я есть хочу.

— Я тоже, — нехотя признался Красный Лис. — Судя по солнцу, там, внизу, уже пообедали.

— Так, может, мы вылезем, наконец из постели, и присоединимся?

— Ты полагаешь, нас накормят? Лично я склонен опасаться за свою шкуру.

— Да что такого особенного?

— Я изменил жене, как ты, может быть, заметила.

— Ты думаешь, она караулит с той стороны двери с поварешкой наперевес?

— Я не готов к встрече с ней, — помолчав, сказал Красный Лис. — Может быть, столь великая фея, как ты, сумеет колдовством утолить наш голод?

— Я могу наколдовать даже жареного быка, — засмеялась Маб. — Он будет умопомрачительно пахнуть и застревать в зубах. Но, дорогой мой, чтобы утолить голод, нужно нечто материальное. В еде, как в любви. Я могла бы создать из ветра и солнечного света самого прекрасного рыцаря, но… проку от него было бы, как от полена. И даже меньше — полено-то хоть на дрова сгодится.

— Может быть, — предложил Гилиан, — нам удастся незаметно прокрасться в буфет и что-нибудь там стащить?

— Идет, — немедля согласилась Маб.

Со всеми предосторожностями они отворили дверь и выскользнули на полутемную лестницу. Там их никто не ждал.

— Да будет весь наш дальнейший путь столь же удачен! — провозгласила Маб.

Слова ее сбылись. В буфете им удалось обнаружить бутылку вина, немного хлеба, сыра и холодного мяса. Все это изобилие повергло их в буйный восторг, о чем они вполголоса, как заговорщики, поведали друг другу.

— Ну вот, — сказал Красный Лис, — теперь я снова сыт и храбр. Только я все равно не знаю, что мне сказать Роанон.

— Скажи, — посоветовала Маб, — извини, дорогая, так получилось. Лис, в твоем замке всегда так тихо?

— Это, наверное, оттого, что машина отключена. Я сам глохну от этой тишины. Маб… Твои чувства ничего тебе не говорят?

Маб уже минуту сидела с хмурым и напряженным видом.

— Лис, — сказала она. — Тут что-то неладно. На твоем месте я бы проверила, где дети.

Гилиан глянул ей в глаза, и ее тревога передалась ему. Он стремительно вышел из буфетной. Маб, секунду поколебавшись, поспешила за ним.

В детской они обнаружили неубранные кроватки, наглухо закрытое окно — на рассвете в спальне детей окно всегда распахивалось — и янтарные шарики, рассыпавшиеся по полу.

— Роанон! — крикнул Лис. Ему ответило только эхо. Почти бегом он бросился в спальню. Там его ждала та же картина — разбросанная постель, духота… И ни следа Роанон.

Взгляд Гилиана метался по стенам комнаты, как будто он в гневе рубил мечом мебель. Затем он оборвал шнур звонка. В комнату вбежала перепуганная горничная.

— Где леди? — рявкнул Лис. В волнении и тревоге он совсем забыл, что побаивался встречи с женой.

— Леди с мальчиками уехали на рассвете, — отвечала девушка. — Она даже не причесалась и забрала детей прямо в пижамах.

— О, дьявол! Куда она могла поехать?

— Я не знаю, сэр.

Гилиан отмахнулся от нее: проку все равно не было.

— Я понимаю, если бы она уехала одна, — сказал он хмуро. — Но забирать детей она не имела права. Тем более в пижамах.

Он попытался сосредоточиться, чтобы прибегнуть к внутреннему зрению, но бешенство не давало ему такой возможности.

— Подожди меня здесь, — велела ему Маб, и бегом бросилась в башню. Более опытная колдунья, чем Гилиан, она сразу почуяла в комнате Роанон некий знакомый привкус воздуха. Она села к палантиру.

— Оберон! — позвала она. — Это Маб.

Палантир разгорелся, и в нем появилось бледное улыбающееся лицо ее царственного супруга.

— Как дела? — спросил он. — Впрочем, я в курсе. Маб — ты мое сокровище. Я очень признателен тебе за отключенную машину. Как любовник? Хотя, зачем скрывать? Я заглянул к вам этой ночью, ваши восторги позабавили меня. Однако, дорогая, мне показалось, что ты собираешься нарушить наше соглашение. Ты не хочешь делиться.

— Оберон! Ты сказал, что я могу наиграться. Кроме того, я считаю возмутительным подглядывание в спальне.

— Ну-ну-ну! Ты, без сомнения, почувствовала бы мое присутствие, если бы не была так увлечена. О Маб, каждый раз ты влюбляешься, как впервые. Я прекрасно слышал, что ты ему обещала! К счастью, я предполагал, что ты способна на что-либо в этом роде, и подстраховался.

— Оберон, где лисята?

— В данный момент Роанон скачет во весь опор по Арденнскому Лесу. Она уже довольно близко. Дети с ней. Она везет их ко мне. Как ты думаешь, Лис придет за своими детьми?

«Полезет хоть к черту в лапы», — в отчаянии подумала Маб.

— Придет. Так что, дорогая, Роанон оказалась для меня полезнее тебя. Хотя, опять же, вряд ли что-либо вышло бы, не соблазни ты Лиса. Поистине, ненависть — великая сила. Дорогие дамы, я равно благодарен вам обеим. Маб, если ты хочешь… заслужить мою благосклонность, доставь сюда Гилиана в самый короткий срок.

Палантир погас. Маб еще несколько секунд сидела неподвижно. Оберон, без сомнения, был очень зол. «Поделом тебе, не подглядывай», — запоздало огрызнулась она. Потом встала, спустилась с лестницы и вернулась в спальню Роанон, где Лис сидел, обхватив голову руками.

— Все куда хуже, чем ты думал, — сказала она ровным голосом. — Она увезла детей к Оберону. Аларих…Лисят нужно спасать.

— Маб… — Красный Лис поднял на нее глаза. — Если в этом деле замешана ты, я тебе горло перережу.

— Мое горло в твоем распоряжении, дурень. Твоя драгоценная супруга готова даже детей угробить, чтобы стереть тебя с лица земли! Ты хочешь, чтобы твои мальчишки попали в лапы к этому вивисектору? Да пойми ты, что Роанон, а не я, в эту ночь продала душу дьяволу!

— Ты, разумеется, знаешь, куда нам нужно ехать?

— Разумеется. Поспешим!

— Погоди, — остановил ее Гилиан, — я пока безоружен.

Возникновение цели, как ни безнадежно было ее достижение, привело его в чувство. Все его движения стали быстрыми и точными. Ни малейшего признака суеты. Красный Лис поднялся в башню, сбросил сорочку и натянул тончайшую кольчугу из мелких серебряных колец. Он скрыл ее сорочкой и охотничьей курткой.

— О… ты знаешь, что делаешь, — одобрительно сказала Маб.

Но это было еще не все.Лис снял со стены тонкий меч с длинным лезвием, вынул его из ножен, и в ярких лучах дня блеснуло серебро.

— Серебряный меч… Великолепно, — прошептала Королева фей. — Ты недаром изучал чародейство, мой друг.

Гилиан согнул клинок в дугу и отпустил. Лезвие распрямилось с легким, повисшим в воздухе звоном. Он позволил себе усмехнуться, и от его усмешки Маб пробрал жутковатый и радостный озноб.

— Ну, теперь я готов.

— Так вперед же.

Они стремглав вылетели из ворот замка Гилиан: Маб на вороном коне, Красный Лис — на рыжем. Ветер бился об их упрямо склоненные лбы, рукава и длинный подол шелкового платья Королевы фей полоскались на ветру. Сидела она по-мужски. Кони неслись голова в голову. Искоса Маб поглядывала на Красного Лиса. Губы его были плотно сжаты, зубы, по всему видно, стиснуты, и холодное бешенство сверкало в его глазах. Он шпорил и шпорил коня, и Маб едва поспевала за ним.

— Аларих! — крикнула она, пытаясь перекрыть гул ветра и гром копыт. — В делах с Обероном, в самом сердце Арденнского Леса, не вздумай колдовать. Чародей ты, может, и неплохой, но уж больно неопытный. Оберон сумеет обернуть против тебя любое твое волшебство. И помни, серебряная кольчуга защитит от зубов и когтей всяких тварей, но обычный стальной клинок ее пробьет.

Через два часа они въехали под первые деревья на опушке Арденнского Леса. Легкие силуэты всадника и всадницы мелькали меж древесными исполинами, и в полусумраке у их корней, пронизанном редкими, с трудом проникшими сквозь раскинувшиеся где-то на невероятной высоте кроны, лучами, они казались призраками. Поневоле они придержали коней. Лес нехотя расступался перед ними.

— Одному бы тебе здесь не проехать, — шепотом сказала Маб. — Лес одушевлен. Он умеет заморочить и закружить случайного путника.

— Куда мы едем?

— Там, в самой чаще, есть холм. Если кто знает волшебное слово, перед тем холм поднимется на четырех огненных столбах, и откроется вход в подземный чертог Оберона. Должна сказать тебе, что в Арденнском Лесу и там… под землей… все немного не так. Слово и мысль имеют здесь свою, особую силу. И чем более…внутренне силен ты будешь, тем больше у тебя шансов выкрутиться из этой истории.

— Маб, — голос его прозвучал глухо, и выдал его чувства больше, чем слова, которые он произнес, — я не выкручиваться еду. Я еду за своими детьми. И внутренней твердости у меня хватает. Единственное, чего я боюсь, так это опоздать. Как бы мои лисята не сошли с ума от страха.

Маб тревожно оглянулась. Темнело. Она знала, что Арденнский лес полон не подчиняющейся ей нечисти. Их, конечно, должны были пропустить, ведь Оберон ждал ее и Лиса. Но всегда существовала опасность напороться на какого-нибудь одичавшего тролля. А кроме того, Маб подозревала, что и сам Лес не очень-то подчиняется Оберону. Ей было страшно. Она попыталась скатать в шарик немного лунного света, чтобы осветить дорогу, но свет луны и звезд не проникал сюда, к подножию многовековых колоссов леса. Тьма окружала их, как стена, и кони встали. Маб нащупала рукав Гилиана.

— Аларих, как ты думаешь, стоит зажечь свет, или это может навлечь опасность?

— Если это ускорит наше продвижение, плевал я на опасность.

Она почувствовала, что он повернулся в скрипнувшем седле, и в тот же момент куст, росший прямо перед ними, ярко вспыхнул. Маб ахнула.

— Неплохо для дилетанта. Видно, много огня в твоей крови, мой Красный Лис. Даже Оберон может зажигать лишь тусклые болотные огоньки — оно и понятно, ведь он состоит из сырого тумана и болотных испарений.

Лис без лишних слов сломал большую ветку, зажег ее от костра и тронул с места коня. Маб последовала за ним.

— Послушай, — сказала она, — это Арденнский Лес. Попробуй позвать детей, может быть, они услышат тебя. Здесь порой происходят странные вещи.

Гилиан кивнул и сосредоточился. Лицо его стало отрешенным и более мягким.

— Корсак, — вдруг сказал он. — Вам страшно? Ничего, дружок. Успокой малыша, я скоро приду. И ничего не бойся, это все ненастоящее. Они не смогут причинить тебе никакого вреда, если ты не пустишь их в свою душу. Ты держись, ты старший. И помни, я вот-вот приду.

Связь прервалась.

— Как они?

— Держатся молодцом, — грустно ответил Лис. — Хотя им здорово страшно. Оберон пугает их всякой нечистью. Поспешим же, Маб, пока лисята не потеряли рассудок.

— Лис, — умоляюще произнесла Маб. — Уже глухая ночь. Я чую, наступает Черный Час. Ты знаешь, что это такое?

— Я знаю, — сказал Лис. — Но я должен спешить.

— Не валяй дурака! — в исступлении крикнула Маб. — Черный Час — это время реального зла. Даже я боюсь этого часа. Даже звери в своих норах в этот час жмурятся от ужаса. В этот час смерть своим отравленным дыханием пытается уничтожить все живое, и мертвецы встают из могил. Разве мертвый ты поможешь своим детям?

— Что же нам делать?

— Погаси факел.

Гилиан подчинился.

— А теперь иди сюда.

Они спешились и опустились на землю среди корней огромного дерева.

— Лис, — прошептала Маб, — я не причиню вреда ни тебе, ни твоим детям. Как только минет Черный Час, я разбужу тебя. А теперь спи!

Она коснулась рукой его лба, и он, не успев возразить, обрушился в черный душный сон. А Маб принялась плести вокруг себя и него плотную защитную паутину из темноты, тепла своих живых рук и оберегающей нежности.

Оберон, сидя на высоком троне из чугуна, с интересом рассматривал стоявшую перед ним смертную женщину. Воспользовавшись тем, что машина в замке Гилиан была отключена, он проник в ее пылающую обидой и ненавистью душу и предложил мщение. Она приняла его с исступленной радостью. Она стояла у подножия его трона, свободное черное платье облекало ее, ниспадая на базальтовые плиты пола, босые ноги ее, казалось, не испытывали холода. Распущенные золотисто-русые кудри свесились на одно плечо, щеки пылали, и вся она светилась неистовым возбуждением. Она казалась сильфидой, бестелесным духом — так она была хрупка и изящна. Она была дивно хороша — и все же Оберон смотрел на нее с некоторым недоверием… и даже с опаской. Его самого удивила сила ее ненависти.

— Три великих силы есть на свете, — сказал он, — ненависть, любовь и страх. Любовь мы отложим — она не в нашей компетенции. Но даже если любовь не на нашей стороне, мы все равно достаточно могуществены. Леди Роанон, вы оправдали мои надежды. Вы будете вознаграждены. Теперь же… прошу.

Он указал на табурет с витыми ножками и подушкой из черного мха — кто-то из темноты пододвинул его к Роанон. Она села.

Оберон взглянул на детей, сидевших на полу посреди темного зала. Чья-то костлявая рука из темноты делала им «козу», и нечисть вокруг них свистела, хихикала и нашептывала им всякие ужасы. Корсак крепко сжимал руку Ирбиса и стойко удерживал на лице равнодушно-презрительное выражение.

— Подойди сюда, мальчик, — сказал Оберон, улыбаясь. А то, о чем он думал — это было известно лишь ему самому. А думал он о том, каким чудовищем должна быть женщина, без колебаний решившаяся пожертвовать детьми ради мести неверному мужу. Одну такую он уже встречал — ее звали Медея. Втайне он опасался таких женщин.

— Тебе не страшно, Корсак? — спросил Оберон.

Мальчик посмотрел ему в глаза с бесстрашием маленького рыцаря и дерзко ответил:

— А кто ты такой, чтобы тебя боялся сын Красного Лиса?

— Однако твой маленький брат, похоже, меня боится.

Корсак фыркнул.

— Эй, Ирби, ты боишься этого клочка тумана вон там, на коряге?

— Нет! — младенческим басом ответил Ирбис. — Я тоже сын Красного Лиса!

— Ты не можешь причинить нам зло, болотный дух, — продолжал Корсак. — Ты понарошку. Ты не причинишь нам зла, пока не завладеешь нашими душами. Красный Лис говорит, что погубить свою душу мы можем, лишь предав того, кто нам верит. Мы с Ирби никого не предавали… и не предадим. И пока мы тебя не боимся, ты над нами не властен, как ты нас не пугай.

— А я еще не начал вас пугать, — задумчиво сказал Оберон. — Когда я начну, ваш неокрепший рассудок не выдержит, ведь я Владыка Страха. Однако дерзость твоя нравится мне, малыш. Роанон, зачем нам большой Лис, с которым столько хлопот? Не воспитать ли нам своего Лиса из этого вот молодого человека? Через двадцать лет он будет ничуть не хуже.

Корсак рассмеялся.

— Ни Красный Лис, ни я, ни Ирби не будем тебе подчиняться, клочок тумана! У нас есть священное право, данное нам при рождении — свободными бежать в высокой траве. Мы — дети Красного Лиса.

«Да уж, от матери вы не взяли ничего.» — Однако ваша мама подчинилась мне, — сказал Оберон, кивая на леди Роанон, безучастно слушавшую этот разговор.

Дети поглядели в ее сторону.

— Это не наша мама, — сказал Ирбис. — Это злой дух, принявший ее обличье. Мама никогда не повела бы нас сюда, и никогда не разбудила бы нас среди ночи… и пижамки бы переодела.

— Мы не поддадимся тебе, Оберон. А если мы дрогнем, и у нас не хватит стойкости… то Красный Лис придет к нам на помощь.

— Ты верно говоришь, малыш, — раздался голос за его спиной. — Красный Лис уже здесь.

Оберон поднял голову. На пороге его чертога, с пылающим факелом в правой руке, стоял Аларих Гилиан, Красный Лис. Левой рукой он сжимал руку Королевы Маб. В один миг вся оберонова нечисть брызнула по углам, спасаясь от яркого пламени, а Оберон наклонился вперед, сжав подлокотники своего кресла, и ликование прозвенело в его голосе:

— Я ждал тебя, Красный Лис!

Глава VI

МАЛЕНЬКАЯ МОДЕЛЬ СТРАШНОГО СУДА

— Вот теперь-то и начнется самое интересное, — сказал Оберон. — Не смей подходить к детям, Лис. Сперва мы побеседуем с тобой.

— Маб, — шепнул Гилиан, — подойди к мальчишкам и успокой их.

Королева фей подчинилась, она и дети о чем-то зашептались.

— Убери огонь, Лис, — недовольно сказал Оберон. — Все равно твой факел тебе не поможет.

Собственно, в руке у Гилиана оставалась лишь обугленная головня. Он отбросил ее, и осмелевшая нечисть вновь потихоньку поползла из углов, окружая смутным кольцом человека, спокойно и по-хозяйски стоявшего перед троном Владыки Ужаса.

— Ты пришел быстро, — продолжал Оберон. — Маб, я благодарю тебя. Как видишь, мои дамы поработали на славу.

— Ты нарушил правила игры, Оберон, — сказал Лис, — я пришел за детьми.

Оберон на троне развел руками. Он был очень доволен.

— А кто сказал, что я их отпущу? Игра идет на твою душу, Лис. Мы втроем так старались заполучить тебя. Неужели же мы тебя отпустим? Маб, позволь мне еще раз выразить тебе мою безмерную благодарность.

— Маленькая поправочка, Оберон, — откликнулась Маб. — Не я привела сюда Лиса, но я пришла вместе с ним. А это немного уравнивает ваши шансы.

— О, женщины, вам имя — вероломство, — лицемерно вздохнул Оберон. — Это сказал один неглупый смертный. Они иногда сами не могут понять, кому изменяют. Я хочу сыграть с вами в одну интересную игру. Не стоит отказываться, Лис, ведь у тебя будет крохотный шанс.

— Погоди, — приказал Лис. Оберон так изумился, что замолчал.

— Роанон, — сказал Лис. — Я виноват перед тобой, но что пообещала тебе эта тварь, если ты привезла сюда детей?

Роанон поднялась. Щеки ее пылали, и она впервые смотрела в лицо Гилиана, как равная.

— Он обещал мне власть и свободу, — сказала она. — Что может быть прекраснее?

— И она их получит, — бросил Оберон. — Лис, твое счастье тебе изменило. Давайте же сыграем. Каждому из вас будет предложен выбор. И каждый из вас выберет то, что ему нужно. Сначала дамы — из вежливости. И для того, чтобы Лис прояснил расстановку сил. А когда ты, Лис, сделаешь свой выбор, последнее слово скажу я.

— Другими словами, наш выбор никак не повлияет на имеющееся у тебя решение?

— Ну почему же… Например, если обе дамы откажутся от тебя, игра будет короче. Тогда ты мой.

— Это мы еще посмотрим!

— Итак, дамы, ваш выбор тривиален — любовь или власть. Роанон, прошу тебя.

Лис обернулся к жене.

— Мне не из чего выбирать, — усмехнулась она. — Я выбираю власть.

— Ну и дура, — в сердцах крикнула Маб. — Твоего мужа тут убивают…

— Раньше я тебя не любила, — сказала Роанон, — теперь я тебя ненавижу.

— Очевидно, — заметил Лис, — нам стоило подумать о разводе.

— Ну уж нет! — Роанон расхохоталась. — Освободить тебя для новых удовольствий? Ты у меня повертишься, как уж на сковородке. Я буду владычицей, а ты — ты будешь рабом. Я тебе все припомню. Я не забыла ни одной твоей дурацкой выходки…

— Заткнется эта истеричка? — буркнула Маб.

— Маб, — голос Оберона стал обволакивающе нежен. — Пришло твое время делать выбор. Маб, Королева фей. Что для тебя этот смертный? Вся его жизнь для тебя — лишь день. Сколько их было до него? Сколько будет после? Это всего лишь минутный порыв души. Маб, вспомни свои зеленые луга, что тебе всего дороже, своих эльфов, что уже соскучились без тебя. Вспомни о них. Всего через пятьдесят лет твой Лис будет уже в могиле. И ведь он будет стареть, о прекрасная Маб. Неужели ты хочешь оставить свою свободу и запереться в душном замке? Твое могущество, Маб…

— А, — сказала Маб, махнув рукой, — по мне, так не стоит это могущество одной доброй ночи. Мотай на ус, Роанон! Да и в неблагодарности меня еще никто не смел упрекнуть. Я выбираю любовь.

— Ну, Лис, — сказал Оберон, — тебе предстоит выбор поинтереснее. Тебе предстоит выбирать одну из двух этих женщин. Должен тебя предупредить, что дети разыгрываются в комплекте с леди Роанон.

— О Лис, — вздохнула Маб, — я знаю, что ты выберешь. И ты, конечно, прав. Знай только, что я любила тебя.

— Но я не желаю! — воскликнула Раонон. — Я-то уже сделала свой выбор!

— Помолчим, дорогая, — остановил ее Оберон. — Это всего лишь игра.

— Но ведь тебе нужна я? Неужели ты лишишь меня обещанного?

Лис между тем присел на корточки рядом с детьми.

— Похоже на то, лисята, что по моей вине вы лишаетесь матери. Что вы скажете мне?

— Я отвечу тебе то же, что и Оберону, — заявил Корсак. От пронизывавшей его решимости у него даже слезы выступили на глазах. — Пусть у нас все нехорошо и не так… но мы ведь дети Красного Лиса…

— Что будет с Маб, если я выберу детей?

— Изменница вернется ко мне и будет наказана, — последовал ехидный ответ.

— В таком случае, — резко и отчаянно-весело сказал Красный Лис, — я выхожу из расставленных тобой силков. Я разрушаю твою игру и заявляю, что выбираю — ВСЕ.

— Драка?

— Драка!

— Отлично! — сказал Оберон, вскакивая с кресла. — Победитель получает все. Я знал, что ты выберешь все. Мне нравится твое здоровое нахальство.

— Только как же я могу драться с бестелесным противником? Ты не сможешь причинить мне вреда, Оберон.

— У меня есть несколько неплохих тел, Лис. Они хранятся в моей сокровищнице. При жизни они служили мне верой и правдой, и временами я позволяю моему духу вселяться в них. А сейчас я должен подумать, кого из них выбрать для поединка с тобой. Ты высокого роста, но могучим тебя не назовешь. Ты ловок и быстр, и, я слыхал, отличный фехтовальщик. Было бы разумно подобрать что-либо в твоей весовой категории. Думаю, подойдет Белый Эльрик. Пойду облачусь в его тело.

Оберон изчез, и Маб кинулась к Гилиану.

— Мой дорогой супруг и не подумает сражаться честно, Лис. Белый Эльрик очень опасен. В свое время он слыл великим бойцом. Он холоден, как лед, и тебе придется драться так же, ведь он использует любую твою ошибку.

— Я его разозлю так, что он подтает.

— Да ведь он же мертвец!

— Да, точно.

— И Оберон, скорее всего, будет колдовать, хотя и условится перед боем, чтобы ничего такого не было. И сам ты не вздумай пробовать. Вы будете драться с зеркальными щитами, так что если он попытается сподличать, отражай его взгляд щитом. Авось его колдовство его самого и достанет.

— Ну вот и я, — заявил Оберон, вступая в чертог. Лис полоснул его взглядом. Перед ним стоял высокий худощавый молодой человек, едва ли старше его самого, альбинос. Его красные глаза в темноте казались черными.

— Неплохое тело, — сказал Оберон, помахивая рукой. — Закостенело немножко… Но ничего. Знаешь, а ведь убить-то ты меня не сможешь. Разве можно убить мертвеца?

— Ты согласился на поединок, Оберон?

— О да.

— Тогда что ты скажешь об этом? — Красный Лис неторопливо вытянул из ножен меч, и Белый Эльрик отшатнулся.

— Серебро!

— Этим можно убить навеки не только Белого Эльрика, — спокойно сказал Гилиан, — но и Оберона, заключившего себя в его тело.

— Мне для тебя хватит и стального клинка, — прошипел Оберон. — Раз мне не досталась твоя душа, я присоединю твое тело к своей коллекции. Быть может, когда-нибудь в твоем обличье я буду драться с новым любовником вечноюной Маб. Становись!

Гилиан встал прямо и перечеркнул воздух перед собой своим серебряным клинком — отдал салют. В левой руке у него был легкий зеркальный щит. Такой же был закреплен на запястье Белого Эльрика.

Белый Эльрик взмахнул рукой, и с его стороны возник ровный полукруг, обозначенный вспыхнувшими бледными блуждающими огоньками. Изящная фигура воина-мертвеца вырисовалась на их фоне четким черным силуэтом.

Лис усмехнулся, и за его спиной вспыхнула такая же рампа, но из настоящего пламени. Теперь они оба оказались заключенными в круг.

— Женщины пусть молчат, — сказал Оберон. — Особенно это относится к Маб, разумеется.

Нечисть расположилась вокруг рампы.

— Маб обожает острые ощущения, — усмехнулся Оберон. — Итак, начнем!

Клинки скрестились. С первой же минуты Гилиан понял, что ему никогда не приходилось сражаться со столь сильным противником. Белый Эльрик фехтовал, как машина. Глаза его временами нехорошо поблескивали, и Красный Лис спешил увернуться или закрыться зеркальным щитом. Колодовское излучение дробилось зеркальными гранями и рассеивалось на взвизгивающих зрителей. Двум или трем лешим серьезно опалило шкуру, они с жалобными стонами уползли в угол и там зализывали раны.

Все смотрели на фехтовальщиков, как будто оплетенных сетью из сверкающих клинков и мелькающих огненных зайчиков. Гилиан почувствовал, что скоро устанет. Надо было атаковать. Но острие меча Белого Эльрика все время маячило у него перед глазами. Ему нужна была ошибка противника. Ошибки не было. Лис начал нервничать. И тут Оберон пустился на хитрость. Лис безукоризненно отражал все его колдовские атаки, но он не заметил, да и не мог бы заметить маленькой молнии, пущенной в пол под его ногами. Базальт треснул и вспучился, и Лис, споткнувшись, полетел кувырком.

Нечисть вокруг восторженно взвыла, но весь шум перекрыл вопль Роанон:

— Добей его!

Стальной клинок со свистом обрушился вниз и, грянувшись о базальт, рассыпал сноп искр — Лис, перекатившись на другой бок, ушел от удара.

— Красный Лис! — крикнула Маб. — Поднимайся!

Арденнский Лес необыкновенен. Слово и мысль имеют в нем свою, особую силу. И Лис, немыслимым образом извернувшись, словно стал он на мгновение тем зверем, чье имя он носил, а может, опершись на звенящий, твердый голос Маб, одним движением оказался на ногах.

А Маб замерла у кромки огненного круга, прижав руки к груди. В лице ее что-то стремительно менялось — внутренние уголки глаз опустились, а верхние поднялись к вискам, рот чуть приоткрылся в напряжении, и она выглядела пантерой. Она не колдовала. Она пыталась нейтрализовать идущую от Роанон парализующую волну ненависти. И, опираясь на ее могучее стремление, на силу ее любви, не ее желание его победы, Красный Лис начал свою страшную атаку. Он прыгнул вперед, обрушив на меч Белого Эльрика тяжелый удар, усиленный всем весом его тела. Эльрик отпрыгнул назад, но не успели его ноги коснуться земли, как Лис прыгнул вновь, метя клинком не в грудь, а в меч. Это была повадка лиса, ворвавшегося в курятник и стремящегося передушить побольше кур. Здесь речь уже не шла ни о каком фехтовальном мастерстве — он просто выпихивал противника, теснил его, не давая ему твердо встать, и уж тем более — поднять меч. Прыжок, удар… Прыжок, удар… Белый Эльрик оказался прижатым к рампе, а Красный Лис и не намеревался прекращать атаку. И теперь уже Белый Эльрик не успевал закрыться. Лис смял его. Лис прыгал все вперед, а Эльрик отступал все назад… и вдруг обернулся… бросился вон из круга… и растаял в черноте.

— Ага! — крикнул Лис. — Кто-нибудь сомневается в моей победе?

Маб повисла у него на шее.

— Эй, Роанон! — крикнул он. — Я тебя выиграл!

Роанон отступила в тень.

— Уходим, быстрее, — шепнула Маб. — Пока он не очухался, иначе нам не выбраться живыми.

Гилиан кивнул, подхватил на руки Корсака, Маб взяла Ирбиса, и они бросились в тот коридор, из которого появились. Устрашенная видом серебряного клинка, нечисть поспешно освободила им дорогу. Один неповоротливый вервольф, попавшийся Лису под ноги, лишился хвоста.

Они выскочили из-под холма, и тот закрылся за ними. Вороная и рыжая лошади мирно щипали траву.

Глава VII

НАПЕРЕГОНКИ СО СМЕРТЬЮ

Занималось раннее утро. Арденнский Лес дышал миром и покоем.

— Есть у нас фора? — спрсил Лис, подавая Ирбиса усевшейся в седло Маб.

— Если и есть, то немного, — отвечала Королева фей. Возбуждение, вызванное дракой, не отпускало ее.

— Но ведь я выиграл!

— Я предупреждала тебя, что Оберон не собирается драться честно. И если погоня не бросится за нами в самое ближайшее время, то мне пора в монастырь.

— Держись, Корсак, — сказал Лис сыну, — начинается опасная игра в догонялки.

Они пришпорили коней. Теперь, при свете, Арденнский Лес, хоть и полный тумана, уже не казался таким зловещим, как ночью. Лес был чистым — им не встречались буреломы или груды сырого валежника, Лес походил на древний храм с множеством стройных колонн и зеленой листвяной крышей. Кони скакали легко, и Маб, прислушавшись, мимолетно улыбнулась:

— Лес полон вестями о твоей победе, Лис. Вся вольная жизнь приветствует тебя. Ты можешь гордиться.

Лес кончился неожиданно быстро… Очевидно ночью, в темноте, они дали немало кругов… Или же Лес расступился перед победителем Оберона. У них не было времени ломать над этим голову.

Перед ними легла степь. Заросшая высокой, выгоревшей на солнце и оттого кажущейся серебристой травой, она раскинулась, как море. Здесь гулял ветер, не то, что в неподвижном воздухе леса. Все четверо с видимым удовольствием вдохнули свежесть.

— Вот теперь и поскачем, — улыбнулся Лис. Сказать по правде, ему очень нравилось, что дети и Маб глядят на него с таким восторгом.

Но Маб нахмурилась.

— Вот здесь-то нас и возьмут, — вполголоса сказала она. — Лис, вперед! Охота вышла! Вся оберонова нечисть пустилась за нами, и я думаю, ты не обрадуешься, если узнаешь, кто командует охотой.

— Я догадываюсь, — угрюмо отозвался Гилиан. — Ну, так потягаемся в беге.

Кони рванулись вперед. Они неслись по степи, и детям казалось, что кони стали кораблями, плывущими в серебристых волнах. Им казалось, что скачут они умопомрачительно быстро. Но небо позади темнело все больше, и какой-то чудовищный гул наполнял степь. Детям стало страшно.

— Куда мы скачем, Лис? — крикнула Маб.

— У меня была надежда добраться до замка, починить машину и включить ее.

Омерзение мелькнуло на лице Королевы фей.

— Это единственная надежда защититься от всей нечисти Оберона. Но без машины замок станет ловушкой. Кроме того, очевидно, до замка мы не доберемся. Можешь ли ты остановить их, Маб?

— Даже все духи земли и неба не в состоянии остановить дикую охоту. Это тебе не изощренный умница Оберон, которому еще неизвестно что придет в голову. Этим только дай догнать и растерзать.

Красный Лис резко натянул поводья.

— Стоп!

Маб сделала то же.

— Ты с ума сошел?

— Маб… Ты специалистка по похищениям детей. Если ты меня хоть немного любишь, укради моих.

— Куда я их дену?

— К чертовой бабушке!

— А поточнее адрес этой почтенной дамы?

— Маб, исчезни с детьми… куда хочешь… я отвлеку дикую охоту.

Секунду Маб молчала.

— Я отвезу их на Камышовое озеро.

— Возьми меч, — лихорадочно продолжал Гилиан, — Корсак, садись позади леди Маб и крепко держись за ее пояс.

Он расстегнул куртку, сбросил ее и сорочку, и потянул через голову серебряную кольчугу.

— Жалко, — сказал он без выражения, — хорошая вещь. Серебро, однако, не превращается.

Маб взглянула на него с восхищенным изумлением, но сказать ничего не успела. Кольчуга полетела в траву, Лис торопливо оделся.

— Как ты думаешь, чья шкура им нужнее?

— Твоя, вне всякого сомнения. Ведь охоту ведет Роанон, а она не упустит такого шанса.

— Вот и отлично! Ну… в общем… не поминайте лихом!

— Красный Лис, куда ты? — крикнули дети.

Он махнул рукой и пустил коня налево, под прямым углом к их дороге. Там текла узенькая речка, рыжий конь обрушился в нее, перебрался вброд и с видимым усилием поднялся на противоположный обрывистый берег. Гилиан почти лежал у него на шее, вцепившись в гриву. Его прямые волосы цвета светлого золота ярким пятном выделялись на фоне темно-рыжей лошадиной шкуры.

— Я не ошиблась, — пробормотала Маб, проводив его взглядом, и, пришпорив своего коня, вскоре скрылась из виду. Дикая охота потеряла ее.

Красный Лис въехал на холм и остановил коня. Он вырисовывался на фоне серебристой степи, как конная статуя. Он ждал, когда дикая охота заметит его. И она не замедлила. Темная туча повернула к нему, ему показалось, что это стена Арденнского Леса ожила и движется на него. Степь гудела.

— Я еще побегаю, — усмехнулся Лис. — Йа-ха-ха! — крикнул он, и испуганный конь рванулся с места. Волны травы колыхались у самых стремян.

Так началась великая скачка Красного Лиса, пытавшегося уйти от дикой охоты Оберона, которую вела ненависть леди Роанон. Не раз Красный Лис возблагодарил свою удачу за то, что выбрал себе рыжего коня, ибо в степи говорят: белый конь — нежный конь, он слаб, черный конь — нервный конь, он быстр, но устает, рыжий конь — конь-огонь, он силен и вынослив, как лесной пожар. Много часов продолжалась эта скачка по бескрайней степи, и чем дальше в степь дикая охота загоняла Красного Лиса, тем меньше у него оставалось надежды. Не раз уж он слышал над своей головой хлопанье чудовищных крыльев птиц-разведчиков, настигавших его. И настала минута, когда Красный Лис понял, что конь его устал. Лис не потерял ни секунды. Он только пожалел, что нечего ему кинуть через плечо, чтобы там вырос какой-нибудь лес, или разлилось озеро, словом, чтобы возникло за спиной нечто, способное задержать дикую охоту. Однако магия такого уровня была ему недоступна.

— Спасибо, дружище, за службу, прости, что бросаю тебя, — шепнул он на ухо коню.

У него оставался еще один, прибереженный на последний случай шанс. И когда птицы-разведчики описали над рыжим конем очередной круг, они не увидели на его спине всадника. Только коричневые подушечки лап большого ярко-рыжего лиса мелькнули, как если бы он соскользнул с седла в высокую траву.

Дикая охота на миг растерялась. Жертва исчезла. Нечисть остановилась и подождала, пока подоспеет леди Роанон на огромном черном единороге.

— Пустите собак, — ни минуты не раздумывая, бросила она. И степь огласилась лаем, а кое-кто из нечисти поежился: эта женщина собственного мужа с упоением травила собаками. Это были, разумеется, не простые псы. Их зубы рвали железо. Они сразу подняли след Лиса.

В стремительном беге Красный Лис стелился по степи. За полчаса, что длилось замешательство охоты, он успел оторваться, но сейчас слышимый вдали лай вновь настигал его. В душе Лиса не оставалось места ни страху, ни даже ненависти к своей преследовательнице. Да и не мог он ее ненавидеть. Ее предательство он воспринял как факт. Кроме того, страх и ненависть отнимают слишком много сил. На пути ему встретился ручеек, и он несколько раз старательно перешел его вброд, с большим знанием дела запутывая следы. На глаза ему попалась уютная нора с круглым, заманчиво чернеющим входом. Он подавил свой порыв забиться в эту нору и затаиться там — любой фокстерьер в момент извлек бы его оттуда за хвост. Поймав себя на победе над животным инстинктом, Лис угрюмо себя поздравил. Убежденный, что собаки потеряют немало времени, распутывая его следы, он сел под кустик и отдышался. Бока его тяжело поднимались и опадали, сердце стучало молотом.

— Сам ни в жизнь не буду охотиться на лису, и детям запрещу, — сказал он вполголоса. В дупле соседнего дерева кто-то испуганно ойкнул, затем оттуда выглянула любопытная беличья мордочка. Лис щелкнул зубами, белка с восторженным испугом и большой готовностью взвизгнула и снова спряталась в дупле.

«Дура», — подумал Лис, и удивился, откуда эта мысль. Должно быть, она явилась из глубин лисьего подсознания, ведь лисы презирают белок.

Однако лай как будто стал ближе. Лис поднялся и почувствовал, что стер подушечки на лапах. «Интересно, — мелькнула мысль, — сапоги порвались или просто натерли? Что вообще соответствует подушечке?» Он лизнул горящие лапки и пустился в путь.

Собаки покружили на месте его отдыха. Они тоже устали, и их багровые языки свисали до земли. Роанон стало очевидно, что долго они не продержатся, и что даже угрозами она вскоре не сможет заставить их продолжать погоню. А степь уходила и вправо, и влево, и стелилась впереди, и терялась за спиной. Поднявшийся ветер клонил траву, и волны ее бежали, перекатываясь и нагоняя друг друга, все вперед. В спину охоте дул этот ветер, и в спину Лису, и запах его терялся.

— Подожгите степь, — сказала леди Роанон.

Лис несся что было сил. Сперва чуткий его нос уловил запах гари, потом черные клубы дыма стали нагонять его и забиваться в горло. Если он теперь не обгонит пожар, ему крышка. На секунду он подумал было превратиться в человека, но сделал выбор в пользу четырех ног. Горящая трава за его хвостом трещала так, будто падали вековые деревья. Выстреливший уголек обжег ему ухо. Отчаяние охватило Красного Лиса. Однако то, что лишает сил человека, к счастью, не действует на быстроту бега животного. Воздух стал горячим и сухим, Лис терял ясность сознания. Пожар настигал его. Его преследовал запах паленой шерсти. Однако он бежал.

Его вел бессознательный животный инстинкт. Степь прорезалась глубокой и быстрой рекой, чьи берега обильно заросли кустарником. Лис вылетел на обрывистый берег и, нелепо дернув в воздухе лапами, свалился в воду, скрывшись в ней с головой. На мгновение над зеленовато-бурой неспокойной поверхностью появилась златовласая человеческая голова, потом Гилиан снова нырнул.

Быстрое течение тащило его несколько миль, а дикая охота притормозила, попав в свой же пожар. В тихом плесе Красный Лис в обличье человека добрался до берега, шатаясь, выбрался на сушу, упал, пару раз глубоко вздохнул и уполз в кусты.

— О да, конечно, — отвечала крошечная феечка из колокольчика, стоя перед дикой охотой. — Леди, ваша лиса убежала вон туда, на восток. Она хромала, и хвост у нее был опален.

— Да, это он, — кивнула леди Роанон, — видимо, мы скоро достанем его. В путь!

Дикая охота с воем и топотом рванулась в указанном направлении. Феечка серебристо рассмеялась им вслед, выпрыгнула из своего домика и направилась в кусты.

Красный Лис с опаленным хвостом и стертыми в кровь подушечками лап спал на боку, тяжело дыша и подергивая лапами. Феечка обеими руками, как копье, взяла травинку и пощекотала у него в носу. Лис чихнул и вскинулся.

— Эй, остроухий, — сказала феечка, — ты дикую охоту проспал.

— Где они?

Феечка вздрогнула.

— Ищут тебя на востоке. Королева всем подвластным ей духам велела позаботиться о тебе, лис. Видно, не простой ты зверь, а?

— Я тебе дико благодарен, — отвечал Лис. — Я был бы еще больше благодарен, если бы не так устал, а-а… — Он зевнул и почесал задней лапой за ухом. — Который час?

— Осталось три часа до заката, — ответила феечка.

— О дьявол!

Лис вскочил на ноги, встряхнулся… и превратился в человека.

Феечка испуганно вскрикнула, но справилась со своими нервами.

— Я понимаю теперь, — сказала она со смешком, — почему Королева Маб так заботилась о шкуре какого-то остроухого.

— Очень есть хочется, — грустно сказал Красный Лис.

— Могу предложить тебе немного нектару, — отозвалась феечка, — но тебе этого, наверное, мало…

Она оборвала себя на полуслове, заметив, что взгляд его зажегся и устремился куда-то за ее спину, а рука замерла в воздухе, готовая к стремительному броску. Она обернулась. В полуметре от Лиса сидела крупная любопытная мышь.

— Ты что?

— Ах… — он рассмеялся чуточку принужденно и опустил руку. — Я все еще больше лис, чем человек.

— Хорош бы ты был, излови ты ее и слопай!

Лис был очень сконфужен. Мышь поспешила убраться с его глаз, дабы не раздражать инстинкты.

— Я очень долго пробыл лисом, — сказал он извиняющимся тоном. — Это рискованно.

— Королева фей ждет тебя на Камышовом озере, — объявила феечка. — А эта река в него впадает через три мили. Берегом идти я бы тебе не советовала. Лучше тебе поплыть. Течение тут быстрое, а я попрошу ласточек доложить Королеве, что ты скоро прибудешь.

— Тогда я поспешу, — сказал Лис. — Авось Маб чем-нибудь меня накормит.

Он с усилием поднялся с земли, вошел в воду и снова превратился в лиса. Мимо проплывала большая полуутопленная коряга. Лис уцепился за нее передними лапами. Хвост его, распушившись в воде, полоскался, как шелковый.

— Счастливого пути! — крикнула феечка. — Передай Королеве мой поклон.

Эти три мили стали для Лиса сплошным кошмаром. Его мутило от этой воды, похожей на бесконечное, переливающееся полотнище зеленоватого шелка. С корягой ему пришлось расстаться — она застряла на перекате, и дальше он поплыл сам, едва держа над водой нос. Вокруг все сливалось, он ничего не различал. Он устал до потери сознания. Он успел еще изумиться, увидев, как берега куда-то исчезли, и перед ним раскрылась широкая водная гладь, освещенная золотым предвечерним светом, и стена камышей где-то там, слева, и течение как будто сразу погасло. Там, среди камышей, ему померещилась песчаная отмель, на которой так славно было бы вытянуться, он повернул туда и поплыл, еле двигая лапами. А когда лапы его коснулись песка, он рухнул, как мокрая горжетка, и потерял сознание, успев, однако, ощутить, как его подхватили ласковые сильные руки Маб.

Как она гладила его промокшую шкуру и целовала в нос, он уже не почувствовал.

Глава VIII

НЕДОЛГИЙ ОТДЫХ НА КАМЫШОВОМ ОЗЕРЕ

— Превращайся же! — тормошила Лиса Королева фей. — Если ты сейчас заснешь лисой, ты никогда не сможешь стать человеком.

Лис смотрел на нее мутными глазами и временами слабо поскуливал.

— Если бы я знала, как ты это делаешь, я бы сама тебя превратила, — с отчаянием в голосе сказала Маб. — Ты хочешь, чтобы, лишившись матери, твои лисята еще и отца потеряли?

Дети были беспроигрышной картой. Беспомощно распластавшийся на песке Красный Лис дернулся, челюсти его щелкнули, и он обернулся человеком. Превращение, идущее с затратой энергии, окончательно его обессилило, однако Маб успокоилась.

— Отдохни пару минут здесь, — сказала она, устраивая его голову у себя на коленях, — а потом надо будет перебраться в укрытие. Там есть все для восстановления твоих сил.

— Что с детьми? — с трудом выговорил Лис. Человеческая речь ему почти не подчинялась.

— С детьми все в порядке. Наяды накормили их, потом они поспали, потом купались, а сейчас, верно, снова спят. Очень беспокоились о тебе. Эй, погоди, не спи. Здесь, на открытой косе, спать опасно, ненароком налетит разведчик..

Маб заставила Красного Лиса подняться на ноги и помогла ему пройти несколько метров в направлении зарослей камыша и кустарника. Там пряталась крошечная дачка Королевы фей, целиком сплетенная из камыша. В дверях Гилиану даже не пришлось пригнуться.

— Ты есть хочешь? — спросила Маб.

Он помотал головой.

— Уже нет. Только спать.

— Тогда ложись.

Красного Лиса долго упрашивать не пришлось. На ложе из камыша и кувшинок он рухнул, как бревно. Маб помогла ему стянуть сапоги и присела рядышком. Несмотря на все передряги, на ее ослепительном платье из белого шелка по-прежнему не было ни пятнышка.

— Бедный мой, — донеслось до него сквозь дрему, — туго тебе пришлось. Мало кто уходил от дикой охоты.

Она взъерошила его влажные волосы, и ее ладонь шаловливо нырнула ему за воротник.

— Маб, — умоляюще пробормотал Лис.

— Спи, спи… Я буду рядом.

Маб вытянулась рядом с ним, а через несколько минут ему послышался лукавый смешок, и ласковые прохладные руки опять коснулись его лба. Как ни хотелось ему спать, он все же приоткрыл один глаз. Маб недвижимо и, как показалось ему, бездыханно, лежала рядом с ним.

— Да это же всего только тело, — сказал голос Маб совсем с другой стороны. — Пусть себе лежит. А я здесь. Ведь я — вольный дух зеленых лугов, мой храбрый Лис. Обернуться ветром для меня проще, чем тебе стать лисой, и гораздо менее опасно. Спи спокойно, мой Лис, а я освежу твой сон. Ты проснешься полным сил… и дико голодным.

Тревога отпустила Красного Лиса, и он, наконец, позволил себе заснуть.

Он проспал всю ночь и все утро, и проснулся уже около полудня, как и предсказывала Маб, страшно голодным. Восхитительные запахи жареной рыбы щекотали его обоняние задолго до пробуждения, и, наевшись, он признался Маб, что ни разу в жизни у него не было столь чудесного отдыха.

С песчаной отмели доносились визги купающихся детей.

— Наяды присмотрят за ними, — улыбнулась Маб, — они заходили сюда, пока ты спал. Теперь они вполне счастливы. И, думаю, даже немного позабыли о Роанон… Тут уж мы с тобой ничего не сможем изменить, Роанон навсегда останется темной тенью их детства.

Гилиан удивлялся. Маб в своем королевстве была совсем другою Маб. Она была нежнее и мудрее той, кого он знал, и он поймал себя на том, что думает о ней, как о близком человеке. С ней можно было и пошутить и позубоскалить, как и прежде, но с нею рядом хорошо было и помолчать, и тихо поговорить о делах серьезных. Ему внове было испытывать к женщине такое чувство. Должно быть, он взрослел.

— Расскажи мне о себе, Красный Лис, — попросила она, когда они, лежа в тени под камышовым навесом, издали смотрели на резвящихся на мелководье детей. — Как ты узнал, что ты оборотень, и как научился управлять своими превращениями?

— В нашем роду, — обстоятельно начал Гилиан, — издавна наблюдались случаи превращений. Ну… случались оборотни. Я прочитал об этом в детстве, тайком забравшись в библиотеку отца. Мне было лет тринадцать. Разумеется, меня заинтересовало, нет ли и у меня этих способностей.

— Интересный случай, — вставила Маб, — обычно превращения идут самопроизвольно, в зависимости от фаз луны, и оборотень ничего не в силах поделать.

— Да, я знаю. Но у меня очень долго ничего не получалось… а когда вдруг получилось, я так испугался, что мигом опять стал человеком.

А потом не стало у меня лучшей игры, чем эта. Я обожал тайком удирать из замка и резвиться на воле, наслаждаясь собственной силой, быстротой и смекалкой.

— Готова держать пари, ты вдоволь набедокурил в окрестных курятниках.

— Грех был, — согласился Гилиан. — Однако в семнадцать лет я понял, что продолжать дальше было бы опасно. Мне показалось, что я теряю над собой контроль. Поэтому я резко прекратил все эти игры.

— Что делает честь силе твоей воли, Аларих.

— Скорее, моему инстинкту самосохранения. Когда я выбрал себе прозвище Красного Лиса, никто не удивился — лисица у нас в гербе. Несколько лет я жил как обычный человек. Потом я женился, потом родились дети. Собственно, магией-то я стал заниматься ради детей — чтобы позабавить их. Я и не думал, что у меня будет что-то получаться.

— Аларих, почему в тот вечер, когда я навестила тебя в палантире, на тебе была кольчуга? Ведь ты находился в собственном замке, под защитой твоей грозной машины.

— Когда я только устанавливал машину, мне частенько приходилось защищаться от всяких тварей, насылаемых Обероном. Кольчуга очень помогала. Ведь когда не хватало магической силы, приходилось попросту драться. Кроме того, башня-то не защищена. Мне необходима была комната, где колдовство имело бы силу, а если она не защищена, значит, сюда и жаловали непрошеные гости.

— Я поняла, что ты оборотень, когда ты снял кольчугу. Я была в восторге.

— Маб…

— Что?

— У тебя есть предрассудки?

— У ме-ня?!

— Не хочешь ли ты ненадолго превратиться в лисичку?

Маб прыснула.

— Интересно, что сказала бы леди Роанон в ответ на подобное предложение? Погоди-ка…

Она скрылась за камышовыми занавесями, заменявшими в дачке двери, и оттуда вырвался поток свежего воздуха. Ветерок смеялся искристым смехом Королевы фей. Красный Лис в облике зверя подпрыгнул в воздух, попытавшись цапнуть ветерок зубами, но Маб дунула ему в уши, и он свалился на землю, дергая лапами в конвульсиях смеха, однако поднялся и продолжил тщетные попытки изловить бестелесного противника. Эта гимнастика доставляла обоим огромное удовольствие… пока совсем рядом не раздались крики:

— Красный Лис! Красный Лис!

Лис завис в воздухе, в страхе щелкнул зубами и свалился за ближайший куст. Оттуда поднялась встрепанная голова Алариха Гилиана. Маб вышла из дачки. Дети бежали к ним, размахивая руками и восторженно вопя:

— Красный Лис, мы ежика поймали!

— Мы хотели с ним поиграть, а он в клубок свернулся, такой колючий!

Маб и Гилиан отправились смотреть ежа. Все четверо уселись вокруг колючего клубка, и Гилиан со знанием дела сказал:

— Берете палочку, или вот так, осторожно, ладонью, катите господина ежа к воде. Как только водичка его намочит, он сразу раскрутится и побежит прочь. И можете любоваться на него.

Он делал все, о чем говорил, и еж, распрямившись под восторженные вопли детей, что-то с явным недовольством хрюкнул в сторону Красного Лиса, чье лицо основательно вытянулось, и поспешил прочь.

— Прошу меня извинить, господин еж, — сказал Гилиан вслед колючему джентльмену и хихикнул с несколько сконфуженным видом.

— Что он сказал тебе, Красный Лис? — привязались дети.

Гилиан смешался, но Маб выручила его.

— Господин еж выразил неудовольствие легкомысленным поведением Красного Лиса.

Дети были удовлетворены и вновь убежали купаться.

— Должно быть, я и в самом деле рыжий кретин? — вполголоса спросил Гилиан у Маб.

Маб от души рассмеялась.

— Нет, почему же. Ты все-таки не совсем рыжий. Ты золотой.

Прошел день. Завечерело. С запада через все озеро, прямо к порогу камышовой дачки протянулась огненная дорожка.

Маб сидела на берегу одна, обхватив руками колени. Она была грустна. Мало кто видел, как грустит Королева фей. Зрелище это печалит. Красный Лис сел рядом с ней.

— Оберон сказал правду, — тихо произнесла Маб. — Что у нас с тобою впереди, Аларих? Почему я привязалась к тебе так крепко, что мне больно думать о том, что ты смертный? Почему это так мучает меня? Отпусти меня, Лис, я не привыкла страдать.

— Как же я могу отпустить тебя, Маб, если я не держу тебя?

— Что же меня держит? Я и в самом деле хотела лишь поиграть.

— О Маб, — печально засмеялся он. — Я слыхал о брошенных тобою жертвах твоих игр. Они на всю жизнь отравлены несбыточными мечтами увидеть тебя еще хоть раз.

— Ни за кого не зацеплялясь я так, как за тебя, Лис. Останься со мной.

— Записаться в твою свиту, Маб, и сопровождать тебя повсюду?

Гилиан покачал головой.

— Нет, Маб. Я должен поднять над замком Гилиан свое знамя с лисицей. Мои дети должны вырасти людьми. Маб, мой путь — это путь смертного. А кроме того… я не хочу быть в твоей свите одним из многих.

— Все думают, — с трудом сказала Маб, — что я просто охотница за наслаждениями. Ты даже не можешь себе представить, как мне больно оттого, что ты никогда не поймешь, как я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, Маб. Неужели ты могла сомневаться насчет этого?

— Могла. Ты никогда об этом не говорил. Вся моя теория обольщения, остроухий, полетела к черту из-за тебя. К любви нас привела не моя сила, а миг моей слабости. Но Оберон прав — я не смогу остаться с тобой в замке, где будет работать твоя машина. Я понимаю, она нужна для безопасности твоих детей. Но, может быть, иногда… ночью… ты будешь выбираться из замка?

— Боюсь, что буду проделывать это слишком часто, Маб. Ведь и я отравлен навеки твоей любовью, прекрасная Королева фей.

На небе зажглись звезды, и Красный Лис вспомнил, что однажды уже сравнил глаза Маб с Млечным Путем.

ЭПИЛОГ

А что же было дальше? Страшноватая и веселая история о том, как однажды в занятый нечистью замок Гилиан на брюхе прополз ярко-рыжий лис. Как он пробрался в машинный зал, обернулся человеком, и молния серебряного клинка пронзила заснувшего на посту гигантского тролля. Суеверный ужас, который питала нечисть к машине Красного Лиса, не позволил им даже прикоснуться к ней, и она осталась цела, хотя замок они запакостили и разграбили. Лис произнес над разорванной лентой заклинание целостности и поднял рубильник вверх. И тогда все лешие в замке стали тем, чем были до тех пор, пока злая воля Оберона не вдохнула в них жизнь — трухлявыми пнями и корягами. А утром все увидели, что на шпиле башни развевается стяг с бегущим по золотому полю Красным Лисом.

Борьба его с Обероном то разгоралась, то угасала. То там, то здесь всходили семена ненависти Роанон. Но, говорят, любовь Королевы фей хранила замок Гилиан.

Дети выросли. И вот когда Корсаку исполнилось двадцать лет, и он научился всему тому, что умел его отец, Красный Лис исчез из замка навсегда. Он стосковался по бескрайней степи и вольному ветру. Не верьте, если вам скажут, что он служит в свите Королевы Маб — он слишком независим для этого. Красный Лис одинок. Ходят также слухи, будто Маб замолвила кому надо словечко, и Красному Лису было даровано бессмертие, правда, в облике зверя. Он любит бегать по ночам в высокой траве, под яркими звездами, и приходит к детям, которые боятся темноты. Он садится на пол в детской, чешет лапой за ухом и рассказывает им сказки или показывает всякие волшебные фокусы. Из темноты он изгоняет страх, и дети любят его. Говорят также, что есть несколько ночей в конце мая, когда небо расцветает особенно яркими соцветиями звезд, когда земля благоухает пробуждающейся зеленью, и Королева Маб обретает власть над миром. Тогда Лис на краткий срок возвращается в обличье человека и встречается со своей возлюбленной Королевой.

Такова история о Красном Лисе и Королеве Маб.

3 - 16 мая 1993 г.

Понравилось? Поделись с друзьями!

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru livejournal.ru mister-wong.ru yandex.ru

  • Комментариев: 0

  • Вконтакте

  • Facebook:

    Оставьте комментарий (поддерживаются bb-коды)

    Комментарий будет опубликован после проверки. Если хотите общаться часто и много, лучше сначала зарегистрируйтесь

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)